Топонимия России и Мира

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (218)



Топонимика и общественно-политические процессы

Добавлена: 23.08.2012 | Просмотров: 1716<<< >>>

70-летний тоталитарный режим с однопартийной идеологией принес отечественной топонимии такой урон, что ни нам, ни последующим поколениям не восстановить в полной мере десятки и сотни тысяч утраченных исторических географических названий (ИГН).

Начало движению по возвращению ИГН в стране положил в 1988 году научно-общественный совет по топонимии Советского фонда культуры. Это движение нашло активную поддержку широкой общественности, особенно в европейской части страны.

Уже в 1988-89 гг. исчезли последние всплески культовой идеологии, названия-фантомы: Брежнев (Набережные Челны), Андропов (Рыбинск), Черненко (Шарыпово), Устинов (Ижевск).

В 1990-91 гг. этот процесс набирал силу. За эти годы в России возвращены названия полутора десяткам городов: Нижний Новгород (Горький), Тверь (Калинин), Самара (Куйбышев), Екатеринбург (Свердловск), Сергиев Посад (Загорск) и др. Важнейшим политическим решением, отразившим высокую степень гражданской зрелости жителей, явилось возвращение Санкт-Петербургу его исторического названия.

В столице, в историческом центре города, постановлением Моссовета от 5 ноября 1990 г. возвращены названия 29-ти улицам, площадям и проспектам. Среди них такие, как пл. Манежная (50-летия Октября), Театральная пл. (Свердлова), Лубянская пл. (Дзержинского). На месте проспекта Маркса восстановлены названия трех улиц: Охотный Ряд, Театральный проезд, Моховая.

Решением Петербургского совета от 4 октября 1991 г. городу возвращены 44 названия улиц, проспектов, площадей и мостов с той же целью деидеологизации. Аналогичные решения приняты и в других городах центра России, Поволжья, Урала.

Деятельность Фонда культуры в области топонимики проводится на научной основе. Ее возглавляют такие авторитетные деятели науки и культуры, как академик Д.С. Лихачев, профессор В.П. Нерознак. Она ничего не имеет общего с популистскими крайностями, митинговщиной, сиюминутной конъюнктурой.

Прежде всего, что такое ИГН? Известное латинское изречение гласит: Nomen еst omen («Имя – это предзнаменование»). Изменение имени – не к добру.

«Именослов каждого народа формируется в течение веков. Имя человека, имена мест, его окружающих, неразрывно связаны с его историей и культурой. Неизмеримо благотворное влияние на нас духовного наследия, передаваемого от поколения к поколению. Памятниками духовной культуры особого рода являются исторические географические названия – имена наших градов и весей, улиц и площадей, застав и слобод. Топонимикой народа представляет собой коллективное произведение народного гения. Они служат ориентирами во времени и пространстве, создавая историко-культурный облик страны. Исторические названия за время своего существования накапливают в себе уникальные сведения об истории, культуре, языке людей, живущих в местах, обозначенных этими именами. Утрата исторических названий ведет к деградации народной культурной традиции, к обеднению исторического, культурного сознания, к потере национально-культурной идентичности».

Каждое историческое наименование является памятником народного менталитета. Поэтому, как и памятники материальной культуры, они нуждаются в реставрации. «Исторические названия, – сказал Д.С. Лихачев, – это культурообразующие скрепы между прошлым, настоящим и будущим».

Ценность исторического географического названия состоит в том, что оно несет в себе по крайней мере три вида информации: географическую информацию, поскольку оно локализует географический объект в пространстве; историческую информацию, поскольку оно сообщает об исторических причинах возникновения имени; языковую информацию, т.к. топоним является бесценным, иногда единственным свидетельством языка прошлых эпох, раскрывая тайну не только языка народа, живущего на этой территории, но и народов, прежде его населявших (топонимический субстрат).

Все это позволяет считать исторические топонимы культурно-историческими памятниками духовной культуры народа, и, как всякий памятник, они подлежат правовой охране, являются объектом экологии культуры.

«Топонимы можно назвать зеркалом историй или даже своеобразными окнами в прошлое. Топонимы – это код исторической памяти». Если ИГН переименовывается, то этим самым утрачивается историческая память народа.

В период с 1919 по 1985 годы в Советском Союзе из 700000 географических названий более половины оказалось переименнованными. Этот топогеноцид был порожден и проведен в жизнь тоталитарной системой. По опустошительным его итогам эту эпоху, можно охарактеризовать как топонимическую катастрофу в масштабе всего государства.

В основу переименований была положена культовая модель. В этом-то и заключалась трагедия, ибо, как писал Н. Бердяев, «человеческое сознание перерождается, когда им овладевает идолопоклонство». Нашему народу и создали таких идолов.

«Топонимический новояз был сконструирован из нескольких компонентов:

1. Идеологизированная абстрактная социальная, философская и политическая лексика – преимущественно для названий небольших городов, сел, поселков, улиц, площадей: город Советск, ул. Интернациональная, пл. Борцов Революции.

2. Имена и псевдонимы «вождей революции», классиков марксистского учения и стихийных домарксистов – Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, Плеханов, Кропоткин, Бакунин, Троцкий, Каменев, Зиновьев, Свердлов.

3. Соратники вождей революции: Молотов, Калинин, Каганович, Жданов, Куйбышев, Орджоникидзе, Киров.

4. Имена и псевдонимы «стражей революции»: Ворошилов, Фрунзе, Буденный, Войков, Дзержинский, Менжинский.

5. Имена и псевдонимы «предчувствующих», «сочувствующих», «соучаствующих» – идеологически индексированные имена писате лей, мыслителей, деятелей культуры и искусства от Радищева и Пушкина до Горького и Демьяна Бедного».

Из такой лингвистической конструкции выводится своеобразная классификация «пяти источников и пяти составных частей» топонимического новояза».

Топонимическая подмена истинного имени на ложное началось в 1919 г. и связана она с именем В.И. Ленина. В том году Рогожская застава в Москве стала заставой Ильича. В 1921 г. город Талдом Тверской губернии стал Ленинском. В 1922 г. в Петроградской губернии появилась Ленинская волость и тогда же, прижизненно, стали увековечиваться ближайшие соратники вождя: Луначарская волость и город Троцк (Гатчина). В 1924 г. Петроград был переименован в Ленинград, старинный Симбирск в Ульяновск, Елизаветград в Зиновьевск, Енакиево в Рыково, Юзовка в Сталино.

Начался сталинский, уже лавинообразный этап переименований. В нашей памяти о насилии над старинными названиями остались стихи Б. Слуцкого:

Имя падало с грохотом
И забывалось не скоро.
Хотя позабыть немедля
Обязывал нас закон,
Оно звучало в памяти,
Как эхо далекого спора,
И кто его знает, кончен
Или не кончен он?


Вакханалия с переименованиями в годы перестройки, кажется, закончилась. Однако спор о том, что следует возвратить народу украденные названия, еще только начинается.

Тиражированные тысячами обезличенные имена и такие идеологические понятия и термины, как Великий Октябрь, партия, комсомол, профсоюзы, пионерия и т.п., превратились в святцы, до настоящего времени «украшают» наши города и веси. Масштабность этих переименований образно отразил А. Солженицын в «Круге первом», говоря об отце народов:

«По имени этому во множестве были переназваны города и площади, улицы и проспекты, школы, санатории, горные хребты, морские каналы, заводы, шахты, совхозы, колхозы, линкоры, рыболовные баркасы, сапожные артели, детские ясли – и группа московских журналистов предлагала переименовать Волгу и Луну».

Откройте любое классическое произведение с дореволюционного времени и кончая «Красным колесом», где сотнями разбросаны исторические названия улиц Москвы и Петербурга, и вы столкнетесь с тем, что для читателя, знающего только нынешние названия, это – закрытые города. Читая эти книги, мы можем только узнать о тех или иных описываемых событиях, но привязать их к местности окажется непосильной задачей.

С правовой точки зрения эти переименования следует квалифицировать как незаконные, т.к. совершались они по однопартийному идеологическому «праву».

Тотальное разрушение названий, окружавших веками многие поколения, превратило нас в средневековых манкуртов, вытравило из нашей памяти имена и лица наших городов, сел, улиц. Разумеется, все эти волевые решения, принимавшиеся малокомпетентными людьми, в то же время обосновывались «пожеланиями трудящихся».

Несмотря на формальное осуждение идеологии сталинизма и культа личности, прозвучавшее еще на XX съезде КПСС, до настоящего времени сохраняется почти не затронутым перечень имен соратников, стражей, вождей коммунистического движения – канонизированных святцев, отождествляющихся с тоталитарным режимом. Мы должны определить тот рубеж, с которого следует начать ревизию отечественной топонимии.

«В архивной практике существует понятие «запретной даты», т.е. даты, означающей, что документы, возникшие ранее этой даты, не подлежат уничтожению и сохраняются в полном объеме в силу особой исторической ценности. Своеобразным памятником-документом эпохи являются исторические названия. Следует определить, что мы примем за «запретную дату» русской топонимики. Вероятно, таким рубежом является момент, когда вследствие идеологизации и политизации жизни в стране прерывается естественное развитие топонимического процесса. Для России это 1917 год».

Для Дальнего Востока это 1922 год. Здесь необходимо внести ясность, какие имена мы имеем в виду. Речь идет только о замене названий, связанных с высшим эшелоном канонизированных по всей стране имен и политизированных понятий. Многое на Дальнем Востоке связано с гражданской войной и интервенцией, и много было жертв, причем с обеих сторон. Думается, что имена непосредственных участников и жертв этих событий, отражая важный исторический этап, должны остаться без изменений. Обе противоборствующие стороны дрались за Россию, и будем надеяться, что история всех героев расставит по своим местам и каждому будет воздано должное.

Литература

1. Лихачев Д.С. Достоинство имени // Сборник материалов Второй Всесоюзной научно-практической конференции «Исторические названия – памятники культуры». М.1991. С.2.
2. Там же.
3. Суперанская А.В. Что такое историческое географическое название? // Сборник материалов Второй Всесоюзной научно-практической конференции «Исторические названия – памятники культуры». М.1991. С.158-160.
4. Нерознак В.П. Материалы «Круглого стола» по охране и восстановлению исторических географических названий // Тезисы докладов и сообщений Первой Всесоюзной научно-практической конференции «Исторические названия – памятники культуры». М.1989. С.130-132.
5. Бердяев Н. Самопознание. Цит. по: В.П. Нерознак, М.В. Горбаневский. Советский «Новояз» на географической карте. М.1991.N4. С.3.
6. Нерознак В.П. Движение за возвращение исторических названий // Сборник материалов Второй Всесоюзной научно-практической конференции «Исторические названия – памятники культуры». М.1991. С.3.
7. Минин С.Н. 1917 год – «запретная дата» русской топонимии // Сборник материалов Второй Всесоюзной научно-практической конференции «Исторические названия – памятники культуры» М.1991. С.105.

Автор: Груздев А.И., член научно-общественного совета по топонимии РМФК, председатель Совета по топонимике Приморского отделения РМФК, председатель комиссии по топонимике при администрации Приморского края, член комиссии по топонимике при администрации г. Владивостока, член Ученого совета Приморского географического общества

Источник: Вторая Приморская краевая научно-практическая конференция «Исторические названия – памятники культуры». 26-27 мая 1992 г. – Владивосток, 1992

Тэги: Груздев А.И., Конференция (1992), Евразия, Россия

Исторические названия – памятники культуры

1. Исторические географические названия в контексте современных общественно-политических процессов
1.1. Груздев А.И. Топонимика и общественно-политические процессы
1.2. Аргудяева Ю.В. Топонимы Приморья как источник по истории формирования населения края
1.3. Груздев А.И. Концепция возвращения исторических географических названий в Приморье
1.4. Дьяченко Б.А. Восстановление названий улиц Владивостока
1.5. Еланцева О.П. Байкало-Амурская магистраль: к вопросу о топонимах на карте
1.6. Лаптев В.З. О возвращении исторических названий казачьим поселениям Приморья
1.7. Обертас В.А. О некоторых принципах формирования городской топонимии Приамурского края в кон. XIX – нач. XX вв.
1.8. Обертас В.А. О проблеме одноименности в топонимике Владивостока
1.9. Розенфельд С.И. Военные моряки – первооткрыватели Приморья
1.10. Рязанцева М.Д. Топонимика и геология
1.11. Храмцова А.Т. ПГОМ им. В.К. Арсеньева как хранитель информации о топонимических памятниках ДВ (обзор фондов музея)
2. Историко-лингвистические проблемы топонимии Приморья
2.1. Киселева М.О. Функционирование топонимов г. Владивостока
2.2. Мизь Н.Г. Православие в топонимике Приморья
2.3. Осипов Ю.Н. Почему так названо?
2.4. Подмаскин В.В. Происхождение тунгусо-маньчжурских топонимов Приморья и Приамурья
2.5. Рублева О.Л. Топонимический словарь Приморья
2.6. Фетисова Л.Е. Восточно-славянская топонимия Приморья
2.7. Шавкунов Э.В. Бохайские топонимы и гидронимы Приморья


Комментарии (0)




Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям212) 24.03.2017 Топонимика Яковлевского района
211) 23.03.2017 Топонимика Яковлевского района
210) 08.03.2017 Языковая картина мира в зеркале топонимии Владивостока
209) 04.03.2017 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
208) 26.10.2016 Армянская топонимика Москвы
207) 24.06.2016 О лингвострановедческом потенциале топонимов и о соответствующем словаре
206) 24.05.2016 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
205) 07.09.2015 От Або до Ясной Поляны по карте Приморского края. Часть 3
204) 26.08.2015 Что в имени тебе моём?
203) 18.08.2015 Топонимика города Уссурийска


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2017 Toponimika.ru