Топонимика

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (244)



О некоторых принципах формирования городской топонимии Приамурского края в конце XIX – начале XX вв.

Добавлена: 23.08.2012 | Просмотров: 2813<<< >>>

Издавна собственные наименования улиц, площадей, мест общественных собраний и торговли в городах, поселках и других видах населенных мест служили средством ориентации человека в урбанизированной среде и средством общения. В населенных местах с многовековой историей собственные названия урбанистических объектов возникали, как правило, по мере их появления и отражали какие-то местные географические признаки, принадлежность объекта тому или иному владельцу, род занятий поселенцев, направления по странам света или к какому-либо населенному пункту и так далее.

Такие названия – топонимы (урбанонимы) закреплялись в устной речи, передаваясь от поколения к поколению, иногда трансформируясь лингвистически, теряя первоначальный смысл. С развитием цивилизации появились и топонимы, вводившиеся декретно, то есть указами, постановлениями органов муниципальной и государственной власти. Из истории Древнего Мира известно, что еще в античных государствах Греции и в Римской империи появились такие топонимы. Но они относились к ограниченному кругу объектов – к ритуальным площадям, мостам, отдельным улицам или дорогам, общественным зданиям. Преобладали названия исторически сложившиеся, зачастую уходившие корнями в мифы и легенды.

В нашей стране декретируемые топонимы и урбанонимы стали активно включаться в топонимию населенных мест только в эпоху Петра Великого, когда его указами стали переименовываться отдельные городские структуры Москвы, Твери, Архангельска, а также давались наименования улицам и проспектам строившегося Петербурга /2,3/. Практика декретирования наименований продолжалась в течение XVIII – XIX вв., но во всех исторически сложившихся городах исторические топонимы составляли большую часть топонимических структур.

По-иному формировалась топонимия городов российского Дальнего Востока, большинство из которых возникло во второй половине XIX века. В них превалировали декретные топонимы, хотя первые названия здесь тоже сформировались по случайным местным признакам: в память об основателях или исследователях, по местным мемориальным событиям, по орфографии территорий. Так, во Владивостоке название улицы Американская возникло по наименованию пароходокорвета «Америка», на котором прибыл к местным берегам генерал-губернатор Н.Н. Муравьев-Амурский, Семеновский покос и возникшая близ него Семеновская улица получили названия по имени первопоселенца и владельца земли Я.Л. Семенова; в Хабаровске улица Муравьево-Амурская названа в память об основателе города. Средняя гора – по географическому положению, Военная гора – по местонахождению военного поста; в Никольске-на-Амуре улица Амурская – идущая по берегу Амура, Штабная – ведущая от порта к штабу военного губернатора, Китайская – проходящая через китайский квартал /4,5,7/. Топонимы пионерского периода ни в одном из городов региона не образовывали единой общегородской топонимической структуры, многие улицы в них оставались безымянными по нескольку лет после начала их застройки или имели одновременно по нескольку разных употребляемых в устной речи названий.

Упорядочение системы наименований урбанистических объектов в регионе начало проводиться местными органами власти и самоуправления лишь в 80-х годах, когда развитие почтовой связи, появление телеграфа, деятельность органов налогообложения населения и полицейской регистрации горожан потребовали уточнения адресных данных как отдельных жителей, так и государственных учреждений, коммерческих структур, других объектов городского хозяйства. Известно, что в 1880 г. после официального введения городского статуса Хабаровки и Владивостока органы самоуправления этих городов приняли первые постановления о наименовании улиц, закрепив существующие или введя новые для безымянных и планируемых к застройке /6,7/.

В 1884 г. произошло изменение административно-территориального деления восточной части страны. Из Восточно-Сибирского генерал-губернаторства было выделено Приамурское с центром в Хабаровке и с подразделением на Амурскую, Приморскую и, несколько позже, Сахалинскую области. При этом Владивосток с полуостровом Муравьева-Амурского до 1889 г. имел статус особого военного губернаторства. Первый генерал-губернатор Приамурского края барон А.Н. Корф в том же году одним из своих приказов дал распоряжение губернаторам областей П.С. Лазареву и И.Г. Баранову, военному губернатору Владивостока А.Ф. Фельдгаузену и начальнику острова Сахалин И.П. Гинце об упорядочении наименований населенных мест и улиц в них, ссылаясь на соответствующее указание МВД. При этом отмечалось, что названия должны помогать почтовому ведомству и военной курьерской службе ориентироваться, «где какая улица по частям города находится» /8/.

Это дало начало введению в дальневосточную топонимическую практику принципа информативности названий, основанного на использовании для групп улиц в пределах отдельной слободки, территории «кустов» названий с однородной семантикой. Так, в том же 1884 г. А.Ф. Фельдгаузен дал указание Владивостокской городской управе присвоить улицам начатой застройкой Офицерской слободы, распланированной по проекту инженер-капитана Лишкина, названия в честь кораблей Сибирской флотилии и ее офицеров, «послуживших отлично для устройства Владивостока». В результате появились названия улиц Шефнеровской, Петропавловской, Мальцевской, Лазаревской, Абрековской, Манчжурской, Японской и других подобных /9/. В Хабаровске новые улицы, возникшие в районе кладбища, названы по названиям церковных праздников и святых: Покровская, Успенская, Вознесенская, Иннокентьевская и другие. В Благовещенске в той части города, где возникли промышленные и ремесленные предприятия, мастерские, сложился ареал улице названиями по видам производственной деятельности, такие как Заводская, Литейная, Кузнечная, Кожевенная, Ремесленная /4,5, 11/.

Такой принцип, при котором топонимы определенной тематики привязывались к определенной городской территории, получившей в современной топонимике наименование «локально-тематического», очень удобен благодаря своей информативности, особенно для городов со сложной геоморфологической структурой поверхности, таких, как Владивосток, Петропавловск-Камчатский, Находка /3/. Сходен с ним «локально-географический» принцип формирования топонимики, при котором топонимы образуются по географическим направлениям и странам света. Он тоже использовался в дальневосточной практике, но в меньшей степени.

В конце XIX – начале XX вв. локально-тематический принцип формирования топонимии городов стал ведущим в регионе. Анализ топонимической структуры городов южной части Дальнего Востока, в том числе Порт-Артура, Дальнего, Харбина, выявляет одни и те же основы для образования городских топонимов. Это названия рек, земель, городов Сибири и Дальнего Востока, имена исследователей, первооткрывателей, руководителей органов власти, имена известных официально признанных писателей, род занятий населения. Для Владивостока характерны были также топонимы, сформировавшиеся на основе названий кораблей Сибирской флотилии и по названию городов и областей, откуда морем прибывали в край переселенцы /10/. По тематическим наименованиям очень удобно было ориентироваться в поисках тех или иных улиц во Владивостоке, Харбине, Чите, Никольске-Уссурийском, где локально-тематический принцип декретирования топонимов выдерживался наиболее последовательно. Во Владивостоке – крупнейшем городе края к 1922 г. насчитывалось 17 ареалов с тематическими топонимами. В то же время использование одних и тех же топонимических основ привело к определенному однообразию, шаблонности в городских топонимических системах региона. В каждом городе, к примеру, есть улицы Амурская, Уссурийская, Пушкинская, Гоголевская, Сахалинская и Камчатская. В европейской части России топонимические структуры городов гораздо разнообразнее и индивидуальней.

После установления советской власти в крае локально-тематический принцип построения топонимов некоторое время еще использовался. Во Владивостоке в 20-е годы началась массовая застройка полуострова Голдобина, проект планировки которого был выполнен в 1921 г. Н.К. Старожиловым. Улицам широтной ориентации в этом районе давались наименования по названиям южнорусских и украинских городов: Измаильская, Киевская, Полтавская, Ростовская – всего 16 наименований; улицам меридианальной ориентации давались наименования по породам деревьев, высаживаемых вдоль них в проводившиеся тогда «Дни леса»: Тополевская, Березовая, Ореховая, Черемуховая – всего 22 наименования. Аналогично в Садгороде появились «фруктово-ягодные» улицы, в Никольске-Уссурийском – «пищевые». Но в то же время началось и продолжается до сих пор разрушение ареалов тематических топонимов. Волна послереволюционных переименований в честь вождей и событий Октябрьской революции, а затем усиленная идеологизация топонимов привели к тому, что почти все «кусты» тематических топонимов оказались засоренными или разрушенными случайными, тематически не связанными между собой переименованиями. В Чите, к примеру, среди идущих параллельно друг другу «речных» улиц вдруг появилась Советская и Октябрьская, во Владивостоке среди «железнодорожных» улиц появилась улица К. Жигура, между 1-й и 3-й Флотскими – улица Шепеткова. Во Владивостоке не осталось ни одного цельного топонимического ареала среди сложившихся до 1917 года.

Между тем локально-тематический и локально-географический принципы формирования топонимии не утратили актуальности и в современный период, так как тематические топонимы информативны и остаются хорошим средством ориентации в городах, особенно крупных, где насчитываются сотни наименований. Эти принципы целесообразно использовать и в современной топонимической практике. Ныне, когда начался процесс возвращения исторических топонимов в наших городах, целесообразно не просто восстанавливать отдельные старые названия, а возрождать разрушенные тематические топонимические ареалы, отдавая дань уважения региональным традициям формирования топонимических систем и повышая их информативность.

Литература

1. Зубов В.П., Петровский Ф.А. Архитектура античного мира. – М.: Госстройиздат, 1940.
2. Мурзаев Э.М. Очерки топонимики. – М.: «Мысль», 1974.
3. Смолицкая Г.П., Горбановский М.В. Топонимия Москвы. – М.: «Наука», 1982.
4. Бодиско А.М. Из жизни Хабаровска: Историческая справка о муниципальной жизни города. – Хабаровск: б.и., 1913.
5. Щербань Б.С. Амур: путеводитель. – Хабаровск: Хаб.кн.издательство, 1964.
6. ЦГА РСФСР ДВ /Томск/, ф.87, оп. 1, д. 317.
7. Матвеев Н.П. Краткий исторический очерк г. Владивостока. – Владивосток: «Уссури», 1990.
8. ЦГА РСФСР ДВ /Томск/, ф.702, оп.2, д. 17.
9. ЦГА РСФСР ДВ /Томск/, ф.77, оп. 1, д. 219.
10. Сем Ю.А. О топонимике южной части Советского Дальнего Востока. Л.: «Наука», 1965.
11. Рябов Н.П. Улицы Хабаровска рассказывают... – Хабаровск: Хаб.кн.изд-во. 1977.

Автор: Обертас В.А., депутат Приморского краевого совета, доцент кафедры архитектуры ДВПИ, председатель президиума Приморского краевого отделения ВООПИК, член Ученого совета Приморского филиала РГО, заслуженный работник культуры Российской Федерации

Источник: Вторая Приморская краевая научно-практическая конференция «Исторические названия – памятники культуры». 26-27 мая 1992 г. – Владивосток, 1992

Тэги: Обертас В.А., Конференция (1992), Евразия, Россия, Приморский край, Хабаровский край

Исторические названия – памятники культуры

1. Исторические географические названия в контексте современных общественно-политических процессов
1.1. Груздев А.И. Топонимика и общественно-политические процессы
1.2. Аргудяева Ю.В. Топонимы Приморья как источник по истории формирования населения края
1.3. Груздев А.И. Концепция возвращения исторических географических названий в Приморье
1.4. Дьяченко Б.А. Восстановление названий улиц Владивостока
1.5. Еланцева О.П. Байкало-Амурская магистраль: к вопросу о топонимах на карте
1.6. Лаптев В.З. О возвращении исторических названий казачьим поселениям Приморья
1.7. Обертас В.А. О некоторых принципах формирования городской топонимии Приамурского края в кон. XIX – нач. XX вв.
1.8. Обертас В.А. О проблеме одноименности в топонимике Владивостока
1.9. Розенфельд С.И. Военные моряки – первооткрыватели Приморья
1.10. Рязанцева М.Д. Топонимика и геология
1.11. Храмцова А.Т. ПГОМ им. В.К. Арсеньева как хранитель информации о топонимических памятниках ДВ (обзор фондов музея)
2. Историко-лингвистические проблемы топонимии Приморья
2.1. Киселева М.О. Функционирование топонимов г. Владивостока
2.2. Мизь Н.Г. Православие в топонимике Приморья
2.3. Осипов Ю.Н. Почему так названо?
2.4. Подмаскин В.В. Происхождение тунгусо-маньчжурских топонимов Приморья и Приамурья
2.5. Рублева О.Л. Топонимический словарь Приморья
2.6. Фетисова Л.Е. Восточно-славянская топонимия Приморья
2.7. Шавкунов Э.В. Бохайские топонимы и гидронимы Приморья


Комментарии (0)




Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям215) 28.10.2017 Словарь китайских топонимов на территории советского Дальнего Востока. Часть 6
214) 17.10.2017 Географические названия Дальнего Востока России
213) 03.08.2017 Самарская топонимика
212) 24.03.2017 Топонимика Яковлевского района
211) 23.03.2017 Топонимика Яковлевского района
210) 08.03.2017 Языковая картина мира в зеркале топонимии Владивостока
209) 04.03.2017 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
208) 26.10.2016 Армянская топонимика Москвы
207) 24.06.2016 О лингвострановедческом потенциале топонимов и о соответствующем словаре
206) 24.05.2016 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2017 Toponimika.ru