Топонимика

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (244)



О некоторых принципах формирования городской топонимии Приамурского края в конце XIX – начале XX вв.

Добавлена: 23.08.2012 | Просмотров: 3196<<< >>>

Издавна собственные наименования улиц, площадей, мест общественных собраний и торговли в городах, поселках и других видах населенных мест служили средством ориентации человека в урбанизированной среде и средством общения. В населенных местах с многовековой историей собственные названия урбанистических объектов возникали, как правило, по мере их появления и отражали какие-то местные географические признаки, принадлежность объекта тому или иному владельцу, род занятий поселенцев, направления по странам света или к какому-либо населенному пункту и так далее.

Такие названия – топонимы (урбанонимы) закреплялись в устной речи, передаваясь от поколения к поколению, иногда трансформируясь лингвистически, теряя первоначальный смысл. С развитием цивилизации появились и топонимы, вводившиеся декретно, то есть указами, постановлениями органов муниципальной и государственной власти. Из истории Древнего Мира известно, что еще в античных государствах Греции и в Римской империи появились такие топонимы. Но они относились к ограниченному кругу объектов – к ритуальным площадям, мостам, отдельным улицам или дорогам, общественным зданиям. Преобладали названия исторически сложившиеся, зачастую уходившие корнями в мифы и легенды.

В нашей стране декретируемые топонимы и урбанонимы стали активно включаться в топонимию населенных мест только в эпоху Петра Великого, когда его указами стали переименовываться отдельные городские структуры Москвы, Твери, Архангельска, а также давались наименования улицам и проспектам строившегося Петербурга /2,3/. Практика декретирования наименований продолжалась в течение XVIII – XIX вв., но во всех исторически сложившихся городах исторические топонимы составляли большую часть топонимических структур.

По-иному формировалась топонимия городов российского Дальнего Востока, большинство из которых возникло во второй половине XIX века. В них превалировали декретные топонимы, хотя первые названия здесь тоже сформировались по случайным местным признакам: в память об основателях или исследователях, по местным мемориальным событиям, по орфографии территорий. Так, во Владивостоке название улицы Американская возникло по наименованию пароходокорвета «Америка», на котором прибыл к местным берегам генерал-губернатор Н.Н. Муравьев-Амурский, Семеновский покос и возникшая близ него Семеновская улица получили названия по имени первопоселенца и владельца земли Я.Л. Семенова; в Хабаровске улица Муравьево-Амурская названа в память об основателе города. Средняя гора – по географическому положению, Военная гора – по местонахождению военного поста; в Никольске-на-Амуре улица Амурская – идущая по берегу Амура, Штабная – ведущая от порта к штабу военного губернатора, Китайская – проходящая через китайский квартал /4,5,7/. Топонимы пионерского периода ни в одном из городов региона не образовывали единой общегородской топонимической структуры, многие улицы в них оставались безымянными по нескольку лет после начала их застройки или имели одновременно по нескольку разных употребляемых в устной речи названий.

Упорядочение системы наименований урбанистических объектов в регионе начало проводиться местными органами власти и самоуправления лишь в 80-х годах, когда развитие почтовой связи, появление телеграфа, деятельность органов налогообложения населения и полицейской регистрации горожан потребовали уточнения адресных данных как отдельных жителей, так и государственных учреждений, коммерческих структур, других объектов городского хозяйства. Известно, что в 1880 г. после официального введения городского статуса Хабаровки и Владивостока органы самоуправления этих городов приняли первые постановления о наименовании улиц, закрепив существующие или введя новые для безымянных и планируемых к застройке /6,7/.

В 1884 г. произошло изменение административно-территориального деления восточной части страны. Из Восточно-Сибирского генерал-губернаторства было выделено Приамурское с центром в Хабаровке и с подразделением на Амурскую, Приморскую и, несколько позже, Сахалинскую области. При этом Владивосток с полуостровом Муравьева-Амурского до 1889 г. имел статус особого военного губернаторства. Первый генерал-губернатор Приамурского края барон А.Н. Корф в том же году одним из своих приказов дал распоряжение губернаторам областей П.С. Лазареву и И.Г. Баранову, военному губернатору Владивостока А.Ф. Фельдгаузену и начальнику острова Сахалин И.П. Гинце об упорядочении наименований населенных мест и улиц в них, ссылаясь на соответствующее указание МВД. При этом отмечалось, что названия должны помогать почтовому ведомству и военной курьерской службе ориентироваться, «где какая улица по частям города находится» /8/.

Это дало начало введению в дальневосточную топонимическую практику принципа информативности названий, основанного на использовании для групп улиц в пределах отдельной слободки, территории «кустов» названий с однородной семантикой. Так, в том же 1884 г. А.Ф. Фельдгаузен дал указание Владивостокской городской управе присвоить улицам начатой застройкой Офицерской слободы, распланированной по проекту инженер-капитана Лишкина, названия в честь кораблей Сибирской флотилии и ее офицеров, «послуживших отлично для устройства Владивостока». В результате появились названия улиц Шефнеровской, Петропавловской, Мальцевской, Лазаревской, Абрековской, Манчжурской, Японской и других подобных /9/. В Хабаровске новые улицы, возникшие в районе кладбища, названы по названиям церковных праздников и святых: Покровская, Успенская, Вознесенская, Иннокентьевская и другие. В Благовещенске в той части города, где возникли промышленные и ремесленные предприятия, мастерские, сложился ареал улице названиями по видам производственной деятельности, такие как Заводская, Литейная, Кузнечная, Кожевенная, Ремесленная /4,5, 11/.

Такой принцип, при котором топонимы определенной тематики привязывались к определенной городской территории, получившей в современной топонимике наименование «локально-тематического», очень удобен благодаря своей информативности, особенно для городов со сложной геоморфологической структурой поверхности, таких, как Владивосток, Петропавловск-Камчатский, Находка /3/. Сходен с ним «локально-географический» принцип формирования топонимики, при котором топонимы образуются по географическим направлениям и странам света. Он тоже использовался в дальневосточной практике, но в меньшей степени.

В конце XIX – начале XX вв. локально-тематический принцип формирования топонимии городов стал ведущим в регионе. Анализ топонимической структуры городов южной части Дальнего Востока, в том числе Порт-Артура, Дальнего, Харбина, выявляет одни и те же основы для образования городских топонимов. Это названия рек, земель, городов Сибири и Дальнего Востока, имена исследователей, первооткрывателей, руководителей органов власти, имена известных официально признанных писателей, род занятий населения. Для Владивостока характерны были также топонимы, сформировавшиеся на основе названий кораблей Сибирской флотилии и по названию городов и областей, откуда морем прибывали в край переселенцы /10/. По тематическим наименованиям очень удобно было ориентироваться в поисках тех или иных улиц во Владивостоке, Харбине, Чите, Никольске-Уссурийском, где локально-тематический принцип декретирования топонимов выдерживался наиболее последовательно. Во Владивостоке – крупнейшем городе края к 1922 г. насчитывалось 17 ареалов с тематическими топонимами. В то же время использование одних и тех же топонимических основ привело к определенному однообразию, шаблонности в городских топонимических системах региона. В каждом городе, к примеру, есть улицы Амурская, Уссурийская, Пушкинская, Гоголевская, Сахалинская и Камчатская. В европейской части России топонимические структуры городов гораздо разнообразнее и индивидуальней.

После установления советской власти в крае локально-тематический принцип построения топонимов некоторое время еще использовался. Во Владивостоке в 20-е годы началась массовая застройка полуострова Голдобина, проект планировки которого был выполнен в 1921 г. Н.К. Старожиловым. Улицам широтной ориентации в этом районе давались наименования по названиям южнорусских и украинских городов: Измаильская, Киевская, Полтавская, Ростовская – всего 16 наименований; улицам меридианальной ориентации давались наименования по породам деревьев, высаживаемых вдоль них в проводившиеся тогда «Дни леса»: Тополевская, Березовая, Ореховая, Черемуховая – всего 22 наименования. Аналогично в Садгороде появились «фруктово-ягодные» улицы, в Никольске-Уссурийском – «пищевые». Но в то же время началось и продолжается до сих пор разрушение ареалов тематических топонимов. Волна послереволюционных переименований в честь вождей и событий Октябрьской революции, а затем усиленная идеологизация топонимов привели к тому, что почти все «кусты» тематических топонимов оказались засоренными или разрушенными случайными, тематически не связанными между собой переименованиями. В Чите, к примеру, среди идущих параллельно друг другу «речных» улиц вдруг появилась Советская и Октябрьская, во Владивостоке среди «железнодорожных» улиц появилась улица К. Жигура, между 1-й и 3-й Флотскими – улица Шепеткова. Во Владивостоке не осталось ни одного цельного топонимического ареала среди сложившихся до 1917 года.

Между тем локально-тематический и локально-географический принципы формирования топонимии не утратили актуальности и в современный период, так как тематические топонимы информативны и остаются хорошим средством ориентации в городах, особенно крупных, где насчитываются сотни наименований. Эти принципы целесообразно использовать и в современной топонимической практике. Ныне, когда начался процесс возвращения исторических топонимов в наших городах, целесообразно не просто восстанавливать отдельные старые названия, а возрождать разрушенные тематические топонимические ареалы, отдавая дань уважения региональным традициям формирования топонимических систем и повышая их информативность.

Литература

1. Зубов В.П., Петровский Ф.А. Архитектура античного мира. – М.: Госстройиздат, 1940.
2. Мурзаев Э.М. Очерки топонимики. – М.: «Мысль», 1974.
3. Смолицкая Г.П., Горбановский М.В. Топонимия Москвы. – М.: «Наука», 1982.
4. Бодиско А.М. Из жизни Хабаровска: Историческая справка о муниципальной жизни города. – Хабаровск: б.и., 1913.
5. Щербань Б.С. Амур: путеводитель. – Хабаровск: Хаб.кн.издательство, 1964.
6. ЦГА РСФСР ДВ /Томск/, ф.87, оп. 1, д. 317.
7. Матвеев Н.П. Краткий исторический очерк г. Владивостока. – Владивосток: «Уссури», 1990.
8. ЦГА РСФСР ДВ /Томск/, ф.702, оп.2, д. 17.
9. ЦГА РСФСР ДВ /Томск/, ф.77, оп. 1, д. 219.
10. Сем Ю.А. О топонимике южной части Советского Дальнего Востока. Л.: «Наука», 1965.
11. Рябов Н.П. Улицы Хабаровска рассказывают... – Хабаровск: Хаб.кн.изд-во. 1977.

Автор: Обертас В.А., депутат Приморского краевого совета, доцент кафедры архитектуры ДВПИ, председатель президиума Приморского краевого отделения ВООПИК, член Ученого совета Приморского филиала РГО, заслуженный работник культуры Российской Федерации

Источник: Вторая Приморская краевая научно-практическая конференция «Исторические названия – памятники культуры». 26-27 мая 1992 г. – Владивосток, 1992

Тэги: Обертас В.А., Конференция (1992), Евразия, Россия, Приморский край, Хабаровский край

Исторические названия – памятники культуры

1. Исторические географические названия в контексте современных общественно-политических процессов
1.1. Груздев А.И. Топонимика и общественно-политические процессы
1.2. Аргудяева Ю.В. Топонимы Приморья как источник по истории формирования населения края
1.3. Груздев А.И. Концепция возвращения исторических географических названий в Приморье
1.4. Дьяченко Б.А. Восстановление названий улиц Владивостока
1.5. Еланцева О.П. Байкало-Амурская магистраль: к вопросу о топонимах на карте
1.6. Лаптев В.З. О возвращении исторических названий казачьим поселениям Приморья
1.7. Обертас В.А. О некоторых принципах формирования городской топонимии Приамурского края в кон. XIX – нач. XX вв.
1.8. Обертас В.А. О проблеме одноименности в топонимике Владивостока
1.9. Розенфельд С.И. Военные моряки – первооткрыватели Приморья
1.10. Рязанцева М.Д. Топонимика и геология
1.11. Храмцова А.Т. ПГОМ им. В.К. Арсеньева как хранитель информации о топонимических памятниках ДВ (обзор фондов музея)
2. Историко-лингвистические проблемы топонимии Приморья
2.1. Киселева М.О. Функционирование топонимов г. Владивостока
2.2. Мизь Н.Г. Православие в топонимике Приморья
2.3. Осипов Ю.Н. Почему так названо?
2.4. Подмаскин В.В. Происхождение тунгусо-маньчжурских топонимов Приморья и Приамурья
2.5. Рублева О.Л. Топонимический словарь Приморья
2.6. Фетисова Л.Е. Восточно-славянская топонимия Приморья
2.7. Шавкунов Э.В. Бохайские топонимы и гидронимы Приморья


Комментарии (0)




Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям238) 27.01.2019 Историческая топонимика Невы
237) 20.01.2019 Географические названия мира
236) 21.12.2018 Топонимы Приморья как источник по истории формирования населения края
235) 23.11.2018 Географические названия Урала
234) 17.11.2018 Географические названия Урала
233) 23.10.2018 Географические названия в Москве
232) 28.08.2018 От Або до Ясной Поляны по карте Приморского края. Часть 1
231) 19.07.2018 Московская топонимика во времени и в пространстве
230) 13.06.2018 Самарская топонимика
229) 26.05.2018 Самарская топонимика


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2019 Toponimika.ru