Топонимика

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (241)



Топонимика Буреинского нагорья

Добавлена: 12.09.2013 | Просмотров: 2440<<< >>>

Буреинское нагорье представляет собой систему хребтов от Баджальского на юге до Тайканского на севере. В административном отношении данная территория относится к Хабаровскому краю и частично к Амурской области. В работе делается попытка проанализировать формирование топонимов Буреинского нагорья. Топонимическая изученность района крайне низкая.

Ко времени появления русских в Приамурье (XVII в.), обширная территория Буреинского нагорья была практически не заселена. Исключением являются немногочисленные группы эвенков, которые кочевали в верховьях рек Буреи, Селемджи, Амгуни и их притоков. В XVIII-XIX вв. расселение тунгусоязычных племен несколько изменилось. Часть охотских тунгусов (эвенков), спасаясь от оспы, ушла южнее и расселилась между Охотским побережьем и Амгунью. С севера пришли кочующие якуты и осели в бассейне рек Буреи и Селемджи. С востока по рекам Горин и частично по р.Амгунь и с юга по рекам Кур и Урми с низовьев Амура пришли нанайцы.

Процесс географического исследования, освоения и заселения территории Буреинского нагорья русскими происходил позже и медленнее, чем других районов Приамурья и приохотья. Первым ученым, пересекшим Буреинское нагорье ровно 150 лет назад (1844 г.) был А.Ф. Миддендорф. Его труд содержит много интересных научных материалов, географических характеристик, описаний многих районов, впервые приводятся многие географические названия, в частности, топоним «Буреинский хребет». Большой вклад в изучение территории Буреинского нагорья внесли Амурская экспедиция Г.И. Невельского (1851-52), Забайкальская экспедиция Генерального штаба (1850-52) в составе горного инженера Н.Г. Меглицкого, астронома Л.Э. Шварца и др., экспедиция ботаника А.И. Шренка в 1855 г., экспедиция РГО (астроном Л.Э. Шварц и геолог Ф.Б. Шмидт) в 1858 г.

Конец XIX в. – начало ХХ в. характеризуется преимущественно золотопоисковыми исследованиями по долинам крупных рек. Вглубь Буреинского нагорья экспедиции, как правило, не заходили и сведения о природе и расселении эвенков были незначительны. Открытие в 1859 г. геологом Н.П.Аносовым в бассейне р. Селемджи и в 1866 г. горным инженером В.Н.Набоковым по р. Ниман крупных месторождений золота положило начало процессу усиленного освоения указанных районов русскими поселенцами. В 70-80е гг. XIX в. почти все коренное население уходит с районов приисков.

Интенсивное исследование и освоение Буреинского нагорья начинается в 30-е гг. Огромная заслуга принадлежит комплексной Амгунь-Селемджинской экспедиции АН СССР (1931 г.). С этого времени начинается разведка и освоение новых промысловых ресурсов (каменный уголь, молибден, олово, лес), начинается планомерная геологическая съемка территории Буреинского нагорья.

Возобновление проектно-изыскательских работ по трассе БАМ ознаменовало начало нового этапа в освоении Буреинского нагорья. С целью изучения ресурсов территории и прогнозирования социально-экономического развития этого района в 70-80-е гг. в Буреинском нагорье проводятся многочисленные экспедиции АН СССР и различных научно-производственных подразделений.

В соответствии с исторической схемой топонимов Буреинского нагорья, все географические названия можно разделить на две группы: аборигенные, возникшие до XIX в. и русскоязычные молодые, рождавшиеся с середины XIX в. до настоящего времени. Первая группа включает, в основном, названия природных объектов, рек, горных хребтов, урочищ. Аборигенные названия преимущественно эвенкийские. На северо-западе к ним добавляются якутские, на юге нанайские. Анализ этнонимов позволяет оконтурить ареалы расселения народов. Изучение эвенкийских и якутских топонимов показывает, что якутские более новые, т.к. часть эвенкийских названий ассимилирована якутами и произносится на свой манер: Ютэннэх («ютен» – эвенк. янтарь, «-нэх» – якутский суффикс места). Тот же вывод можно сделать, анализируя эвенкийские и нанайские топонимы. К приходу русских все значительные природные объекты уже имели названия и коренное население располагало достаточно развитой системой географических названий, позволяющих описать местность в интересах охотника и оленевода. В древних названиях более детально отражены географические объекты: формы и элементы рельефа, гидрографические особенности, растительный и животный мир, пастбища, охотничьи и рыболовные угодья. Торговые и иные межплеменные связи на территории Буреинского нагорья в древности были слабо развит, поэтому число названий, относящихся к путям сообщений, невелико.

Формирование русских географических названий существенно отличается от образования аборигенных. Во-первых переселенцы, давая объекту название, часто не обращали внимание его природные особенности и хозяйственное значение. (ручьи Безымянный, Забытый, Алексеевский, Пьяный, Сидорка и др.). Во-вторых. Появляются названия посвятительного типа в честь первых поселенцев или покинутых мест (с.Владимировка, с. Наумовка, с. Ивановское). Русские заимствовали значительную часть географических названий коренного населения. Новые названия давались преимущественно небольшим безымянным объектам. Значительное число небольших речек и ручьев не имели названий, поэтому охотники и золотоискатели давали им русские имена. Однако неудобопроизносимость многих аборигенных топонимов потребовало их русификации, либо замены русскими. Естественно, в предгорных районах, где переселенцев больше, чаще встречаются новые, трансформированные или замененные названия. В горных районах распространены преимущественно или только национальные топонимы [4, 5, 7-9].

Ко времени проектирования и сооружения БАМа здесь уже сложилась система географической номенклатуры. Сегодня по трассе БАМ географические названия железнодорожных станций и населенных пунктов представлены в основном аборигенными именами (станции Тырма, Ургал, Могды, Сулук, Джамку и др.). Были и исключения, так на месте с. Вели был построен пос. Березовый, а станцию назвали Постышево. В целом следует отметить, что к чести топографов, геологов и строителей БАМа местная топонимия сохранилась.

В 70-80-е гг. русская топонимика нагорья складывалась по мере топографического и геологического изучения. Особенно много русских названий вблизи месторождении, где происходили крупномасштабные изыскания (ручьи Ледниковый, Топазный, Лабазный, Усы, и др.). Возникновение русских описательных топонимов (р. Осинка, ур. Коридор), некоторые из которых многократно повторяются (Каменистый, Скалистый, Водопадный), по времени не ясно, большинство из них появилось при более раннем топографическом изучении местности.

Таким образом, географические названия Буреинского нагорья относятся к четырем языкам: эвенкийскому, якутскому, нанайскому и русскому. Распространены они весьма неравномерно, преобладают эвенкийские, основная масса которых в бассейнах рек Бурея, Селемджа, Тугур, особенно в горных районах.

Эвенки не имеют единую территорию заселения. Их рассредоточенность по обширным пространствам Сибири и Дальнего Востока, оторванность групп населения друг от друга привели к утрате былого единства языка и к образованию многих говоров и диалектов. В рассматриваемом районе можно выделить амгунь-буреинскую. Зейскую и охотскую группы эвенков. В силу этих причин одно и тоже понятие нередко выражается разными словами (медведь – амака, хомоты, эбей) или различно произносится (сиг – сури, шури. Хури). Все это нашло отражение в географических названиях [2].

В образовании эвенкийских слов большую роль играют суффиксы. При присоединении к корню суффикс подвергается действию законов гармонии гласных, т.к в слове могут быть гласные только первого рода (а, е, о) или только второго (э). Исключение гласные «и» и «у», которые могут быть в нескольких вариантах (-нгда, -нгдэ, -нгдо). При ассимиляции согласных звонкие согласные становятся глухими (амут+ду – амутту). Другое правило, что в середине слова не может быть более двух согласных вместе, выполняется с помощью гласных «и» и «у» (амут+л – амутил). При добавлении к корню суффиксов «-р», «-сал» и «-чи», конечный «н» корня опускается (орон+чи – орочи) [2].

Из множества суффиксов эвенкийского языка в образовании географических названий принимают участие следующие [2]:

1) «-ды» («-ты») – образует относительные прилагательные или указывает на местоположение: амут – амутты (озерный);
2) «-кан» («-кэн», «-кон») – суффикс уменьшения (амуткан – озерцо), а также суффикс места проживания (амуткан – приозерный житель);
3) «-чикан» – суффикс уменьшения по возрасту: орочикан – олененок;
4) «-кит» – суффиксы сходного падежа (амуткит – со стороны озера и места (ая+кит – хорошее место);
5) «-кта» («-ктэ», «-кто») – суффикс, обозначающий что-либо мелкое, но встречающееся в больших количествах;
6) «-лкан» («-лкэн») – образует прилагательные со значением обладания: Бургалкан – тополиный;
7) «-ли» – суффикс продольного падежа, передает значения предлогов «по», «через», «сквозь», «за», «вдоль»;
8) «-ма» («-мэ», «-мо») – образует прилагательные от имен существительных и глаголов: Эксама – скальный;
9) «-ми» – указывает на ветхость, древность: Джело – камень, Джелами – старый камень;
10) «-мия» («-миа») – увеличительный суффикс;
11) «-нгда» («-нгдэ», «-нгдо»), «-нгна», «-нгмо»), «-нгра» («-нгре», «-нгро») – суффиксы названия места по характерному для них предмету (Ирунгда – место дикого оленя);
12) «-ндя» («-нде», «-ндэ») – суффикс увеличения (Бирандя – большая река);
13) «-чан» («чэн», «-чон») – пренебрежительно-уменьшительный суффикс: Биракачан – речушка, ручеёк;
14) «-чи» – суффикс обладания предметом, наличие предмета (онко – ягельник, Онкоечи – имеющий ягельник, оленье пастбище;
15) «-макит» – суффикс-приставка направления: Ури-Макит – напротив р. Урми, в сторону р. Урми
16) «-дек» – суффикс места: Болодек – осенняя стоянка, место где останавливаются осенью.

Современная практическая письменность эвенкийского и нанайского языка основана на алфавите русского языка. Поэтому написание названий на этих двух языках в большинстве случаев совпадает, за исключением слов с диграммой «нг».

Нанайские географические названия встречаются реже. Основная их масса сосредоточена в южной низкогорной части, особенно в долинах рек Урми, Кур, Горин, Амгунь. Нанайский язык принадлежит к южной ветви тунгусо-маньчжурских языков. Как и в эвенкийском языке, большую роль играют суффиксы, многие из которых аналогичны выше рассмотренным (Талома – берестяной). Из других суффиксов следует выделить: 1) «-кан» («-кэн) в значении а) уменьшительно-ласкательный, б) уменьшительный по возрасту (детеныши животных), в) усиление качества (Гербикан – очень чистая); 2) «-ко» («-ку») – образует прилагательные от имен существительных (Джолоку – каменистый).

Основным законом нанайского языка также является гармония гласных, которые могут быть двух родов: первый – я, э, у. е, ю; второй – и, а, о, я, е. Поэтому словообразовательные суффиксы уподобляются корню. Все гласные могут иметь назализацию, что на письме обозначается путем присоединения буквы «н». Звучание и написание букв «д» и «л» зависит от их сочетания с гласными и передается иногда как «дж» и «ль», что создает определенные трудности для правильного транскрибирования географических названий. Ударение всегда ставится на последний слог [1].

Якутские топонимы, в отличие от нанайских. Встречаются в более высокогорном районе по притокам рек Ниман, Селемджа и Уда. Они немногочисленны и частично ассимилированы с эвенкийским и русскими языками. Многие суффиксы аналогичны. Особенностью произношения являются вытянутые гласные звуки.

Многие географические названия отражают особенности природы или хозяйственного освоения территории. Очень много топонимов, в основании которых лежат типы природных объектов: Бира – река (Бурея, Биракан, Биранджа и др.), Амут – озеро, Юкта – ручей, Алинь – хребет. Часто встречаются топонимы, указывающие на распространение здесь диких животных: Амакан, Согда, Хорокична и др.). Видимо наиболее распространенными являются топонимы, описывающие особенности рельефа: Акишма, Бомнак, Джало и др. Обычным является отражение в названиях растительности: Бургали, Октагли, Чегдомын, Сулук и др. Интересно, что в национальной топонимике много слов, дающих ландшафтную характеристику, т.е. одновременно указывающие и рельеф и растительность: Авлан, Амнус, Мар. Многие реки называются по гидрологическим особенностям: Аимка, Амнунда, Улун, Бурунда и др. Географические названия отражают также хозяйственную деятельность человека, дают сведения о месторождениях: Десс, Селемджа, Талиджак, Онкоечи, Колбондью, Орокот, Туюн.

При анализе топонимов нужно всегда помнить, что первоначальное звучание редко сохраняется длительное время, происходит трансформация названий. На рассматриваемой территории наиболее значительные изменения произошли в период освоения и заселения этого района русскими. Коренные названия, попадая в сферу нового языка, получали новые суффиксы, окончания, приставки. Многие изменения связаны с фонетическими отличиями между русскими и местными языками. Так в русском языке отсутствует свойственный тунгусо-маньчжурским языкам носовой звук «нг» и звонкий согласный «д». Последний, в связи с этим, встречается в географических названиях в виде сочетания букв «дж», «джь», «дз», «дзь», «дь», «д» (Джело. Дзело, Дёло, Дело). Небольшие фонетические изменения проявляются часто, в том числе это касается гласных: Амут, Омут, Омот; Джамку, Джомку, Джемку, Джамгу. Ко многим национальным топонимам прибавляются русские окончания: Амадуха, Омутный, Уланка, Чекундушка и др. Топоним Ольга, видимо, является русифицированным от «Эльге». Есть примеры обратной трансформации: р. Кандал – искаженное русское «скандал», а р. Спердэк – от русского «спирт» = якутский суффикс «дак» [3]. Необходимо отметить, что многие искажения названий происходили уже в наше время. Например, А.Ф. Миддендорф [6], подробно указывая путь своего следования, упоминает реки Кебели и Эльге, а сейчас они звучат как Кевели и Алгая. На разных географических картах нередко одни и теже объекты написаны по разному: Горин и Горюн, Харга, Харги и Харгу; Орокот и Аракот. Нередко происходят такие большие искажения, что названия становятся бессмысленными и даже местное население не может узнать их этимологию. Поэтому исследование процесса трансформации требует комплексного подхода и должно основываться на всей совокупности исторических языковых и географических данных.

Ниже дается словарь основных топонимов Буреинского нагорья.

Топонимический словарь Буреинского нагорья


Авлан, р. – эвенк. (аглан) – поляна, луг, редколесье [4].
Авлая, ур. – эвенк. от Авлан, возможно – хорошая поляна (авлан+ая)
Адникан, р. – эвенк. (этникан) – нижняя: нижний из трех параллельно текущих притоков р. Буреи (см. Солони и Дубликан) [3].
Аимка, р. – якут. (аим) и рус. (-ка) – талец, незамерзающий плес реки [5].
Акишма, р. – эвенк. (экса+ма) – скальная [3]: река известна своими ущельями и порогами; сомнительно от эвенк. глагола топтать (экитмэ).
Алакан, р. – эвенк. годовалый олень.
Алинь – тунг.-маньчж. – горный хребет, покрытый лесом; эвенк. (алан) – горный перевал [4]: хребты Ям-Алинь, Дуссе-Алинь.
Амакан, р. – эвенк. (амака+н) – медвежья [2], эвенк. (амакан) – скоро, быстро.
Амбанджа, р. – нанайск. (амба) – тигр, злой дух, черт [1]
Амбардах – якут. (ампаар+даах) – амбарная [4]; захоронение, надгробный могильный памятник в виде сруба [4]: Амбардак.
Амгунь, р. – эвенк. (эмнэ, эмнгун) – широкая [3].
Амнунна, р. – эвенк. – наледь, выносы камней в устье горной реки, поляна [5], наледная поляна.
Амнус, р. – эвенк. (амна) – устье реки; сомнительно: эвенк. (амнунда) – ровное зеленое место, ягодник [8].
Амут, оз. – эвенк. – озеро [2,5,8]; другие формы: Омот, Амуткачи (амут+канн+чи) – имеющий небольшие озера; русифицированные формы: Омут, Омутный, Амудига.
Аябера, р. – эвенк. (ая+бира) – хорошая река.
Аякит, р. – эвенк. (ая+кит) – хорошее, удобное место [1,2]; сомнительно: быстрая, быстротечная [3].

Бакули, р. – нанайск. (баки+ли) – ленивый, река с медленным течением [1].
Балаганах, р. – якут. (балаганах) – имеющая жилище, юрту [4].
Бира – тунг.-маньчж. – река, речка [1-3, 5, 7-9]: Биракачан – ручеек, Биранджа – большая река. Преимущественно эвенк. топонимы.
Биракан – эвенк. (бира+кан) – небольшая река, Малая Бира – приток р. Бира; сомнительно: речной житель.
Болодек – эвенк. (боло+дек) – осенняя стоянка [3,7-8].
Бомнак – якут. (буом+наах), эвенк. из якут. (бом) – ущелье, узкая долина [5, 9].
Бургали (-ле, -ла), р.,оз.– эвенк. (бурга+ли) – заросли ивы, тополя вдоль реки (озера) [2, 6].
Бурея, р. – эвенк. – большая река [9]; сомн.: эвенк. (бира+ая) – красивая река.
Бурунда, р. – эвенк. (бира+ндя) – большая река [9]; эвенк. (бурунгда) – водоворотная, кварцевая, кремневая [2].

Ванга, р. – нанайск. (вангта) – пихта [1].

Герби, р., пос. – нанайск. (герби) – прозрачная, чистая [1]; сомнительно: эвенк. (гэрби) – имя [7] или от эвенк. «гербикан» – бык 2-3 лет [2].
Гербикан, р. – эвенк. (гэрбикэн) – олень, бык 2-3 лет [2].
Город, р. – эвенк. (горогу, городу) – дальний, далекий, вдали.
Город-Макит, г. – названа по р. Город-Макит: «в направлении р. Город».
Гуджал, р. – эвенк. (гудэй) – красивая [3].

Дарэн, р. – эвенк. (дэрэн) – исток, верховья реки.
Делинакан, р. – эвенк. (дели+лкан) – тайменевая [2].
Демкукан – эвенк. (демку+канн) – небольшое пастбище на болоте [2].
Деревня. Р. – рус., шутливое название: рядом протекает р. город (см.).
Десс – эвенк. (дес) – медь, медная [9]; искаженная форма «медведь» [2].
Джагданна – нанайск. (джегда+на) – поваленная сосна [1]; эвенк. (дягда) – сосна [2]: рр. Джегдана, Джегдале, хр. Джагды.
Джело, Дело – эвенк. (дело) – камень, скала [5] , нанайск. (дело) – камень, большой камень [1]. Много вариантов: Джолокон, Джелами. В устье р. Джело (пр. пр. р.Кумусун) находится большой камень (одиночная небольшая скала).
Джамку, пос., р. – эвенк. (демку) – любимая трава оленей, которая растет в поймах рек и около озер [3]. Варианты названий: Джомку, Джамгу, Демкукан.
Дубликан, р. – эвенк. (дунгликан) – средняя [3]: см. Адникан.
Дюх-Макит, р. – эвенк. (дю+макит) – в направлении к жилищу, становищу.

Иконьяк, р. – эвенк. (икэн) – горный проход, перевал в горах [2, 5].
Ингагли, р. [инга+ли] – отмели по реке, косы, сложенные мелкими наносами [5]: Ингагля, Инган.
Ирунгда, р. – эвенк. (ирун+гда) – место дикого оленя [3].

Кадагачи, р. – эвенк. (кадага+чи) – имеющая скалу, скалистая [3]; каменистая россыпь на склонах гор, курум [2, 5].
Ключ 10-й, 11-й, …, 113-й – небольшие речки и ключи, названные по порядку при прокладке «царской» дороги между приисками Софийский и Бриаканский, частично переименованные.
Коврижка, р. – рус., названа по обширным плоским вершинам сопок в верховье реки (приток р. Селиткан). По народной этимологии местных эвенков-оленеводов – от имени эвенка-охотника по имени Гаврюшка (от рус. Гавриил).
Колбондьо, р. – эвенк. (колбо+нде) – огромный лабаз, кладовая, амбар [2, 7-9].
Корбохон, оз., р. – эвенк. (колбо+кон) – небольшой лабаз [7].
Корчагин, р. – русифиц. из якут., от рода якутов Карчэхин [3].
Кывыты, р. – якут., прижим [3]: Кевыты.
Курум, р., г. – рус. тюрк. – курум; якут. (курум) – россыпи на склонах и в руслах рек, якут. (курунг) – гарь [5]; эвенк. (курум, курун) – горелое место [8]: Курумкан, Курун, Курункан, Курум-Гиджа, Курун-Гиджа.

Лака, р. – нанайск. (лана) – бычок (рыба), рогоз широколистный [1]; эвенк. гольян озерный [2], бычок (рыба) [1].

Малей, р. – нанайск. (мала) – медведь, старик [1].
Маристый, руч. – рус. от якут. и эвенк. «мар» (рус. – марь) – лесная болотная тундра, поросль низкорослой березы и ерник [2, 5].
Меванджа, хр. – эвенк. (меван+ндя) – большое сердце. Мевачан, Мяо-Чан – возможно «маленькое сердце».
Могды, р. разъезд, брош. село – эвенк. (нгогды) – вонючая: в реку на нерест шла красная рыба и гибла [3].
Мунали, р. – эвенк. (муну+ли) – гнилая, тухлая (в значении нерестовая река).
Муникан, р. – эвенк. (муннукан) – заяц: река сильно петляет; эвенк. (муну+икэн) – гнилой, тухлый + проход в горах: нерестовая река с удобными перевалами в истоках.

Нальды, р. – эвенк. (нальды) – место встреч, междуречье [1]; эвенк. (налды) – приток, устье притока, низовье реки [2-5]: Налдындя, Налдынджа – большой приток.
Намундя, р. – эвенк. (наму+ндя) – очень крутой склон, большой уклон [2].
Ниман, р. – эвенк. (нюман) – тихая, спокойная [2].
Нимнягун, р. – возможно от эвенк. (нимнакан – сказка, сказочная (теплая) страна.

Октягли, р. – эвенк. (октаг+ли) – заросли карликовой березы вдоль реки [2].
Ола Восточная, р. – нанайск. (олан) – полынья [1]; эвенк. (олло) – рыба.
Олга, р. – эвенк. (олго) – сухая, высыхающая [3]: Олгакан, Олган, Олгон, см. Эльга.
Онкоечи, р. – эвенк. (онко+чи) – имеющий оленье пастбище, ягельник [2]; Онконде – большое оленье пастбище.
Оран, р. – эвенк. (оран) – порог, каменистое место, водопад.
Орокот – эвенк. (орон+кон) – место игр на оленях [2]; эвенк. (орокто) – сено. Трава.

Половинка, изба/зимовье – место находящееся в середине пути между какими-то пунктами [5].

Рассошина, р. – рус. от «рассоха» – развилка, разваилина. Употребляется для определения раздвоения истоков [5,9]: Буреинская Рассошина.

Селемджа, р. – эвенк. (сэлэмэ) – железо. В бассейне реки есть месторождение железной руды [7-9].
Сивак, р. – эвенк. (сиваг) – поросшая хвощем, заболоченная лужайка [2].
Согд, р. – нанайск (согда, согдата) – рыба [1].
Солони, р. – эвенк. (солоннги) – верхняя: см Адникан [3].
Сулук, р. – эвенк. (хулук, хулаг) – тополь, заросли тополя, осинник [3,4]; возможно: эвенк. (сулаки) – лиса; эвенк. (сологу) – верхний.
Сэги, р. – тунг.-маньчж., эвенк. (сиги) – чаща, густой лес. тайга [5].

Таланжа, р. – эвенк. (тала+ндя) – большой солонец [2-4]; Талакан – небольшой солонец.
Талиджак, р. – эвенк. (талидэк) – место заготовки рыбы [3]; Талибджак.
Тастах, р. – якут. (таас+таах) – каменистый [4,5,7].
Токур, пос., р. – якут (токур) – кривой, изогнутый [4,7]. В этом месте излучина реки. Сомнительно эвенк. – колено железной трубы для печи [8].
Томтор, р. – эвенк.-якут. (томтор) – холм, бугор, возвышенность: река берет начало с одиночной вершины [2,3,5].
Тором, р. – эвенк, возм. якут. (торон+ми) – стихнуть: горная река, резко успокаивается при выходе на равнину.
Тукаинна, р. – эвенк. (тука, тунакан – песок, песчаная коса [2, 5].
Тугур, р. – эвенк., возм. якут. (токур) – изгиб. Поворот, колено реки: река резко меняет направление, огибая Тугурский хребет; возможно эвенк. (тугэр) – зимний: место зимних стоянок.
Туюн, р. – эвенк. (тую_ми) – угостить, угощение: богатая рыбой река [3].
Туюмун, р. – эвенк. (тую+муну) – гнилое. Тухлое угощение: нерестовая река.

Угохан, р. – возможно эвенк. уга+кан – груз, ноша и суффикс места: вдоль реки проходила тропа из бассейна р. Зея к р.Уда.
Уланка, р. – русифицировано из тунг.-маньчж. (улан) – наледь [2], полынья, незамерзающая вода поверх льда [5].
Улун, р. – эвенк. (улу) – крутой берег, обрыв, обвал [5]; эвенк. (улун) – порог на реке, водопад [2, 5]; сомнительно: эвенк. (улун) – топкое место [9].
Унача, р.- возможно якут (унга+чан) – правый приток.
Ургал, р., пос. – возможно эвенк. (урга+ли) – тяжелый, трудный и суффикс «вдоль»: долина реки сильно заболочена (марь) – идти очень тяжело.

Харга, р. – эвенк. (харги) – лес, тайга, мелкий лес [2, 5, 7]; злой дух, черт [7-9].
Хорокична, р. – эвенк. (хороки) – глухарь, тетерев [2]; дикуша [7].
Хуларин, р. – эвенк. (хуларин) – красный (по цвету воды); так же р. Суларин.

Чапкан, р. – возм. якут.-эвенк. (чар+канн) – небольшая мель, отмель [5].
Чегдомын – (дягда+му+н) – сосновая вода [3].

Эльга – широко распространенный топоним (другие формы: Эльгакан, Эльганджа, Эльгинский, возможно Алгая, Олга, Ольга). Сомнительно эвенк. (эльге) – глубокая река с высокими крутыми берегами [8], т.к. эти реки преимущественно равнинные. Топоним тунг.- маньчж. Происхождения: а) эвенк. (олго) – сухая, высыхающая (см. Олга); б) эвенк. (элгэн) – водоворот, улово, омут; в) якут. (элгээн, элгэн) – озеро удлиненной формы в долине, старица [4, 5].
Эксан – эвенк. (экса+ян) – скалистая сопка [5].

Юкта – эвенк. (юктэ) – источник, ручей, ключ, родник [5, 7, 8].
Ютанак – эвенк. и якут (ютэн+нэх) – место где встречается янтарь [2].

Янкан – эвенк. (ян+канн) – небольшая безлесная сопка, голец [5, 9].
Ян-Макит, р. г. – эвенк. (ян+макит) – в направлении сопки, гольца
Ям-Алинь, хр. – возможно тунг.-маньчж. (ян+алинь): «гольцовый хребет».

Литература

1. Боченкова Ю.И. Словарь географических терминов и других слов, встречающихся в нанайской топонимике. – М., 1968.- 92 с.
2. Комаров Ф.С. Словарь русской транскрипции эвенкийских и эвенских терминов ислов, встречающихся в географических названиях Сибири и Дальнего Востока.- М.: Наука, 1967.- 115с.
3. Латышева А.Г. Откуда эти названия? // Рабочее слова.- 31 декабря 1976; 14 сентября 1984; 7 сентября 1985.
4. Леонтьев в,В., Новикова К.А. Топонимический словарь Северо-Востока СССР.- Магадан, 1989.- 457 с.
5. Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов.- М.: Мысль. 1984.- 653 с.
6. Миддендорф А.Ф. Путешествие на север и Восток Сибири.- СПБ., ч. 1 – 1860 , ч. 2 – 1869, ч.3 – 1878.
7. Шульман Н.К. Почему мы так называем? – Благовещенск, 1967.- 27 с.
8. Шульман Н.К. К вопросу о системе топонимов Верхнего Приамурья // Вопросы географии Верхнего Приамурья.- Благовещенск, 1968.- С.99-102.
9. Шульман Н.К. Амурская область. Опыт энциклопедического словаря.- Благовещенск, 1989.- 415 с.

Авторы: Жаврид Т.В., Сазыкин А.М.

Источник: Региональные вопросы синоптической метеорологии и климатологии. Вып. 9. – Владивосток, 1993. – С.144-157 (Депонирована в ИЦ ВНИИГМИ-МЦД 13.10.93. – 1157. – гм93. (Реф4А201 // РЖ география. – 1994. – 4)

Тэги: Жаврид Т.В., Сазыкин А.М., Евразия, Россия, Приморский край


Комментарии (0)




Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям213) 03.08.2017 Самарская топонимика
212) 24.03.2017 Топонимика Яковлевского района
211) 23.03.2017 Топонимика Яковлевского района
210) 08.03.2017 Языковая картина мира в зеркале топонимии Владивостока
209) 04.03.2017 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
208) 26.10.2016 Армянская топонимика Москвы
207) 24.06.2016 О лингвострановедческом потенциале топонимов и о соответствующем словаре
206) 24.05.2016 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
205) 07.09.2015 От Або до Ясной Поляны по карте Приморского края. Часть 3
204) 26.08.2015 Что в имени тебе моём?


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2017 Toponimika.ru