Топонимика

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (244)



Топонимика столицы: новые районы, новые улицы

Добавлена: 12.08.2012 | Просмотров: 1479<<< >>>

В конце февраля в Южнокавказском региональном бюро Фонда им. Генриха Белля возобновились дискуссии, касающиеся актуальных общественно-политических проблем Грузии. Приветствуя собравшихся, модератор встречи Георгий Гвахария представил докладчиков: Георгий Табидзе – член Сакребуло (органа местного самоуправления) столицы, председатель Комиссии наименований и символов; Ладо Вардосанидзе – председатель Ассоциации урбанистов Грузии; Лаша Бакрадзе – историк.

Георгий Табидзе:
– Приветствую вас. Наша комиссия была создана на основе постановления Парламента Грузии об изменении прежних наименований улиц, районов, площадей и т.д., доставшихся нам в наследство от царской и коммунистической империй. Наша комиссия существует всего два месяца. Мы ездим по городу и решения в связи с изменениями названий принимаем на основе консультаций и писем, получаемых от жителей районов. Должен сказать, что в связи с названиями улиц много путаницы. Есть безымянные улицы, и есть улицы с одним и тем же названием. Мы планируем создание системы кодов. В случае, если какая – то новая власть поменяет название улицы, ее код будет оставаться неизменным. Вместе с тем, для возвращения улицам старых названий необходимо привлечение компетентных людей, создание специального совета консультантов. Наша комиссия готова рассмотреть любое предложение, если только оно не будет продиктовано какими – то политическими соображениями.

Георгий Гвахария:
– Значит, вы вне политики, и названия улиц и районов происходят без учета политической конъюнктуры. Как в таком случае объяснить название улицы именем Гейдара Алиева? Значит, политические мотивы все же присутствуют.

Георгий Табидзе:
– Вы сами ответили на свой вопрос, но дело в том, что наша комиссия не принимает решений, она, скорее, консультативный орган.

Георгий Гвахария:
– Давайте предоставим слово господину Ладо.

Ладо Вардосанидзе:
– Хорошо, что Фонд Белля продолжает серию консультаций с представителями общественности, и власть постепенно переходит в режим диалога.
Я хочу рассказать вам о том, какое место занимают урбанисты в системе языкознания. Начну с того, что ономастика является дисциплиной, изучающей всякие названия. В частности, антропонимы – имена, фамилии людей, зоонимы – названия животных, топонимы – название местностей, эргонимы – названия институций... Топонимы делятся на гидронимы – названия гидросетей. Самым устойчивым топонимом является гидроним. Ойконимы – названия населенных пунктов – городов, деревень, поселков, районов... Собственно урбонимы – названия объектов на территории городов. Оронимы – названия составных частей городского рельефа – горы, рощи, леса. Например,
Варазисхеви (спуск в центральном районе города). И, наконец, эрготопонимы – названия институций. В свою очередь, урбонимы делятся на агоронимы – названия площадей, рынков, плацев, годонимы – названия линейных объектов: улиц, переулков, дромонимы – названия путей сообщения, например, Коджорские ворота, Дигомские ворота (от названий соответствующих районов города).
Необходимо различать термины «топонимия» и «топонимика». Топонимика – это дисциплина, изучающая происхождение географических названий, историю их переименования, функционирования. Топонимия же является единством топонимов.
Одной из проблем в названиях городских улиц являются повторяющиеся фамилии. У нас нет практики писания имен, и в силу этого трудно бывает понять, какая улица имеется в виду. Вторая проблема – дублирование названий улиц латинским шрифтом. Иностранцу невозможно прочесть слово, написанное грузинским шрифтом, и он должен иметь возможность прочитать это слово латинскими буквами. Что касается переводов грузинских топонимов в названиях, то на эту тему следует проконсультироваться с филологами. Например, писать ли проспект «Давида Строителя» или «Давида Агмашенебели».

Лаша Бакрадзе:
– Если мы начнем переводить на какой – то язык названия улиц, то почтальоны элементарно растеряются. Это вызовет большую путаницу, поэтому лучше латинскими буквами писать грузинские слова.

Ладо Вардосанидзе:
– Одним из требований к урбанистике является стабильность. Очень плохой тон, когда названия часто меняются. Например, центральная площадь Тбилиси называлась Эриванской площадью, во времена меньшевиков (1918–1921 гг.) это была площадь Свободы, потом стала площадью Закавказской федерации, потом площадью имени Лаврентия Берия, площадью Ленина и, наконец, вновь стала площадью Свободы.
Важно признание названия со стороны жителей. Например, в советские годы Г.В.Плеханов был изъят из списка названий улиц и городов. А вот в Тбилиси сохраняется проспект имени Плеханова, и сегодня представители старшего поколения называют эту улицу именем Плеханова. Что касается старого названия проспекта Руставели, то о нем мало кто вспоминает. Тут, видимо, сыграла свою роль гениальность великого поэта. Я очень жалею, что имя Воронцова нигде в городе не фигурирует, а между тем этот город – его творение. Он был воспитан в Англии и пропитан духом английского муниципализма. Он является автором европейской части нашего города. К чему было переименовывать на Рикэ (набережной) Сенную площадь в старой части города в Европейскую площадь? А вы мне говорите, что политика не имеет отношения к переименованию улиц.

Георгий Гвахария:
– Меня очень интересует вопрос, а целесообразно ли вообще менять названия? В Париже, например, есть Севастопольский бульвар, хотя большинство парижан и не знают, где находится этот город. Предоставим слово господину Лаше.

Лаша Бакрадзе:
– Я думаю, что нет ничего плохого в том, что название напоминает нам хотя бы о советском прошлом. Зачем надо было переименовывать Колхозную площадь в площадь имени Гр.Орбелиани? Мы как будто стесняемся каких – то слов, например, крестьянина называем фермером, и появится где – то Площадь фермера, а не крестьянина или трудящихся.
И еще, у нас нарушен гендерный баланс в названиях улиц. В основном, фигурируют имена мужчин. Кстати, господина Тамаза Ткемаладзе, публикующего свои 2 статьи в газете «24 саати» («24 часа»), возмущает то, что в Тбилиси есть улица имени писательницы Анастасии Эристави – Хоштария. Его, видите ли, возмущает, что она была женой некоего Дуты Мегрели.
И мы вовсе не думаем об иностранных туристах, которые не могут на нашем языке читать названия улиц, проспектов, станций метро. Я уже не говорю о городском транспорте, определить маршрут того или иного автобуса невозможно даже для меня, коренного тбилисца. Как же я могу помочь иностранцу, если он попросит объяснить ему, как попасть в ту или иную часть города?
По поводу наименований и переименований, думаю, было бы целесообразным выработать какую – то политику. Например, в Германии есть районы со скандинавскими названиями улиц. Если у нас есть улица Пекина, то в том же районе могла бы быть улица Шанхая. Или пусть рядом с Кахетинским проспектом будет Картлийский проспект...
Менять названия улиц, исходя из политической конъюнктуры, тоже плохой тон. В той же Германии некоторые улицы носят имена людей, отношение к которым среди населения далеко не однозначное. Представьте себе, что у нас произошла люстрация, и оказалось, что всеми уважаемый почетный гражданин был замешан в каких – то темных делах. Что же, мы должны бежать и переименовывать улицу, названную в его честь? Ведь это несерьезно.

Георгий Гвахария:
– Давайте и нашим слушателям дадим возможность высказаться. Предоставим слово господину Гиви.

Гиви Хорнаули, сотрудник отдела ономастики Тбилисского государственного университета:
– В годы коммунистического правления президиум ЦК поручал нам вопрос изучения топонимов, наименований и переименований названий улиц, районов, городов и т.д. Мы произвели описание топонимов всей Грузии, у нас хранятся эти документы, но, к сожалению, никто ими сегодня не интересуется.
В 1980 году мы получили письмо из Абхазии, в котором говорилось, что абхазы за одну ночь поменяли 50 топонимов. На встрече с тогдашним первым секретарем ЦК Э.А.Шеварднадзе я поднял вопрос о незаконном изменении топонимов. Шеварднадзе назвал нас демагогами, сказав, что в Абхазии какой – то хулиган сорвал одну вывеску. Мы все же послали абхазам письмо о незаконности их действий, а Шеварднадзе, опасаясь неприятностей, поехал в Абхазию и извинялся перед ними за наше письмо(!). Потом, в период прихода к власти национального правительства, мы приступили к восстановлению прежних топонимов.
Я не согласен с тем, что не надо менять старые названия, но изменения должны быть аргументированными. Этим делом должны заниматься специалисты, скажем, географы, историки, этнографы, языковеды. На стыке этих четырех дисциплин сформировалась новая наука – ономастика, изучающая названия.

Лела Гаприндашвили, философ:
– В увлечении называний улиц именами тех или иных деятелей я вижу проявление язычества. Есть немало случаев, когда родственники и близкие покойного ведут настоящее сражение за право названия улицы именем близкого им человека. Я думаю, что было бы лучше отдавать преимущество топонимам, обозначающим какую – то отрасль, например, в Тбилиси есть Серебряная, Ватная улицы. Или называть улицы не именами людей, а исторических событий. В нашей истории немало событий, которые стоило бы сохранить в памяти потомков, хотя бы таким образом.

Давид Арабидзе, Национальный союз образования:
– Имя Шарля де Голля носит аэропорт во Франции. Мы считаем, что было бы целесообразным назвать именем первого президента Грузии Звиада Гамсахурдиа тбилисский аэропорт. Что касается названий улиц и городов, то нам следует подбирать грузинские топонимы, а не те, которые достались в наследство со времен турецкого, персидского или российского владычества. Так, в частности, поступили в странах Восточной Европы после распада соцлагеря. И еще у меня предложение к господину Георгия Табидзе назвать прилегающую к метро Дидубэ площадь именем погибших там за независимость и демократию Грузии молодых ребят. Это было 3 января 1992 года.

Лаша Чхартишвили, Институт равноправия:
– Насколько мне известно, осуществляется продажа территории тбилисского ипподрома, от которого пошло название целого района Сабуртало. Меня интересует, как на это реагирует правление (сакребуло) и комиссия наименований и символов?

Нино Пурцхванидзе, архитектор:
– Я не представляю ни одну из организаций. Я просто гражданка. Хочу возразить на предложение писать латинским шрифтом названия наших улиц. В грузинском алфавите всего 33 буквы, пусть иностранные туристы удосужатся выучить их. Это ведь гораздо легче, чем учить японские иероглифы.

Гурам Одишария, писатель:
– В связи с конфликтом по поводу изменения топонимов в Абхазии должен сказать, что и я принимал участие в дебатах на эту тему. В начале было предложение о создании совместной грузино – абхазской комиссии, которая занималась бы этими вопросами, но впоследствии инициатива заглохла под гулом взаимных обвинений.

Георгий Гвахария:
– На этом я хочу завершить нашу дискуссию. Поблагодарить господина Георгия Табидзе за участие в ней. Поскольку его комиссии пока только два месяца, мы не можем иметь к ней каких – либо претензий, но посмотрим, как пойдут дела в будущем.

Автор: Сиамашвили Георгий

Источник: georgien.boell-net.de

Тэги: Сиамашвили Г., Евразия, Грузия


Комментарии (0)




Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям215) 28.10.2017 Словарь китайских топонимов на территории советского Дальнего Востока. Часть 6
214) 17.10.2017 Географические названия Дальнего Востока России
213) 03.08.2017 Самарская топонимика
212) 24.03.2017 Топонимика Яковлевского района
211) 23.03.2017 Топонимика Яковлевского района
210) 08.03.2017 Языковая картина мира в зеркале топонимии Владивостока
209) 04.03.2017 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
208) 26.10.2016 Армянская топонимика Москвы
207) 24.06.2016 О лингвострановедческом потенциале топонимов и о соответствующем словаре
206) 24.05.2016 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2017 Toponimika.ru