Топонимика

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (244)



Варианты именования жителей Приморья

Добавлена: 21.08.2012 | Просмотров: 3454<<< >>>

Имена собственные (ИС), в частности топонимы, активно участвуют в современном словопроизводстве. И хотя в лексическом составе русского языка много слов, образованных от основ ИС, эти слова долгое время оставались неизученными. Преимущественно от топонимов образуются прилагательные со значением отношения (московский, сибирский, амурский) и существительные со значением лица по месту жительства (москвич, сибиряк, амурчанин). В ономастике топонимические дериваты – названия жителей принято относить к разряду катайконимов.

В языке их существует большое количество. Одни из них известны всем или многим, другие – только местному населению. Их можно встретить в художественных произведениях, в устной речи и в периодической печати.

Любой катайконим образуется от ойконима (названия населенного пункта: Томск > томич, Киев > киевлянин, Тобольск > тоболяк), от хоронима (названия области, района, местности: Запорожье > запорожец, Приморье > приморец, Камчатка > камчадал), реже – от гидронима (названия реки, моря, озера: Волга > волжанин, Байкал > байкалец; Черное море > черноморец). Известность, распространенность того или иного катайконима определяется прежде всего известностью, значимостью соответствующего названия географического объекта. Эта зависимость от топонимов, имеющих в большинстве случаев ограниченную территорию употребления, ведет к тому, что катайконимы, за редким исключением, также территориально ограничены.

В русском языке катайконимы представлены в формах единственного числа мужского и женского рода (москвич, москвичка) и в формах множественного числа (москвичи, москвички), в том числе со значением собирательности.

В современном русском языке для образования катайконимов наиболее продуктивным является суффикс –ец (черноморец, ленинградец, орловец), который свободно соединяется с основами топонимов мужского рода на твердый и мягкий согласный (армавирец < Армавир, ярославец < Ярославль). Только с суффиксом –ец образуются названия жителей от топонимов среднего рода на –ово, -ино (бородинец < Бородино, климовец < Климово). Суффикс –ец присоединяется и к большинству топонимов женского рода на –ка (михайловец < Михайловка). Но кроме образований с суффиксом –ец в русском языке есть и другие (хотя и не такие продуктивные и многочисленные) модели: с суффиксом –анин/-янин (калужанин < Калуга, ростовчанин < Ростов, иркутянин < Иркутск, хабаровчанин < Хабаровск), -ич (москвич < Москва, томич < Томск), -ак/-як (туляк < Тула, пермяк < Пермь). Если последние из указанных суффиксов относят к устаревшим, то суффикс –анин в последнее время стал активизироваться, в силу своей однозначности: он имеет значение только лица по месту жительства, в отличие от –ец, который многозначен.

Многие исследователи делали попытку «привязать» определенные суффиксы к определенным типам основ и даже к образованию относительных прилагательных (Горький – горьковский – горьковец), но в то же время отмечали параллельные образования от одних и тех же топонимов с разными суффиксами (пскович и псковичанин – Псков, вологодец и вологжанин – Вологда и т.п.). Таким образом, в образовании катайконимов существует вариативность.

Е.А. Левашов подчеркивает, что суффиксальная пестрота в именах обитателей мест существует не в словообразовании, а в словоупотреблении, допускающем устаревшие модели; живое же словообразование подчиняется немногим, но довольно жестким правилам. Однако четкие правила их образования нигде специально не сформулированы. Даже в словаре «Географические названия» Е.А. Левашов констатирует суффиксальное разнообразие отечественных названий и приводит разные варианты, если они встречаются в письменных источниках (типа тотьмичи, тотьмяне и тотемцы – от Тотьма) [2, 15]. В новом словаре-справочнике «Русские название жителей» [1] была сделана попытка фиксации существующих в русском языке правил деривации, нормативного словообразования катайконимов, однако реальное их употребление в речи не всегда совпадает с нормативными рекомендациями указанного справочника

Помимо оттопонимических дериватов–катайконимов в русском языке отношение лица к месту жительства может быть выражено и иначе.

В одной из местных газет встретилось следующее сообщение: «В центре поселка Лазо есть небольшой лесок: по его тропинкам селяне ходят каждый день на работу и домой. В тот день по парку прогуливались трое лазовцев. Неподалеку резвился бездомный пес – носился между деревьями и облаивал черных белок, прячущихся на деревьях. То ли грызунам лай надоел, то ли они слишком оголодали, но неожиданно целой стаей белки бросились на бедную дворнягу и в буквальном смысле распотрошили собаку… – Если еще такое случится, ловушки будем ставить в лесу и засады устраивать,- твердо заявляют лазовские мужики… – Шишки в этом году в тайге вовсе не было. Лопать зверькам нечего, вот и лютуют,- с полным сознанием дела пояснил нам Михалыч, житель Лазо…» (КП-Прим., 1-8.12.05).

Из приведенного примера видно, что именовать жителей определенного населенного пункта (в данном случае поселка Лазо) можно по-разному: жители Лазо, лазовские мужики, лазовцы.

Исследовательница Л.И. Маршева называет четыре равно возможных способа называния людей по местности: описательный (уроженцы Гагарина, живущие в Рязани) – свойственный официальной речи; сочетание предлогов из, с род. падежом топонима (из Рязани, с Озерков) – характерный для разговорной речи; субстантивированные прилагательные от топонимов (астаповские, владимирские) – как типичная принадлежность диалектной речи, проникающая и в литературный язык; существительные с суффиксами –ец/-ц(ы) или –анин/-ане (самарцы, покровчане) [3, 78} .

Описанные способы называния лиц по месту жительства характерны для русского языка в целом, и для любого региона в частности, в том числе для Приморского края, являясь достаточно продуктивными. По сути их можно свести к трем: синтаксический (описательный оборот и предложно-падежные словоформы), морфолого-синтаксический (субстантивированные прилагательные) и морфологический, или деривационный (суффиксальный). Кроме того, можно еще, на наш взгляд, выделить способ лексико-семантический – топоним в метонимическом употреблении (в значении «жители»: вся Москва говорит об этом).

Выбор каждого зависит от стиля речи, ситуации общения, общих тенденций и местных норм. Особенно разнообразны словообразовательные модели дериватов-катайконимов. С одной стороны, в них наблюдается некоторая тенденция к единообразию, к унификации по живой словообразовательной модели на –ец, с другой – словотворческая традиция, которая передается из поколения в поколение и которую, по словам Е.А. Левашова, «надо заведомо знать, а не производить самому» [2,: 9].

Какие же модели названий жителей используются в Приморском крае? Рассмотрим их на материале местной прессы. Поскольку источник материала письменный, можно сделать вывод, что авторы публикаций стараются ориентироваться на продуктивные модели литературного языка.

1) Описательный (синтаксический) способ. Осуществляется путем употребления непредикативных словосочетаний типа «житель (-и, -тельница) + топоним в форме род. п.» – т.е. описательного оборота. Примеры:

После обращения жителей поселков Смоляниново и Новонежино командующий приказал уменьшить силу взрыва вдвое (Владивосток, 7.10.94);

Наркотическое вещество, кустарно изготовленное из эфедрина, изъято у двадцатишестилетнего жителя села Спасского (Маяк, 2.02.96).

Недавно состоялся сход жителей села Арму (Вестник Тернея, 7.03.94).

Подобная модель называния жителей характерна преимущественно для книжного стиля. Обычна она в торжественной речи, например в контексте прямого обращения:

«Дорогие жители села Лобановки!… Хочу пригласить вас на 100-летний юбилей родного села» (АиФ-Прим, 6/07).

Такой способ номинации характерен для официальной обстановки, при общении с малознакомыми людьми и при желании подчеркнуть свою значимость, обратить на себя внимание:

«К нам в редакцию обратились жители деревни Буссевка» (АиФ-Прим, 25/06).

«Мы, жители села Серафимовка, просим со страниц районной газеты задать вопрос работникам районного узла связи» (Заветы Ленина, 14.12.93).

Довольно часто они употребляются как более понятные, более «прозрачные» для читателя, чем катайконимы, образование которых затруднено (например, от составных топонимов):

«Когда-то жители Новой Москвы ходили в окрестные сопки собирать грибы… (АиФ-Прим, 13/07). Ср.: Недалеко от магазина живут две старожилки-новомосквички (АиФ-Прим, 36/07).

Иногда аналитические формы используются просто как синонимическая замена, как стилистический вариант катайконима, нередко в том же тексте:

«Обращаюсь в первую очередь к старожилам Лобановки… Лобановцы гордятся своими земляками…» (АиФ-Прим, 6/07);

«Жители Дуная – это диагноз, приговор, если хотите…В жизни дунайцев было много чего трагического…» (АиФ-Прим, 7/05).

«Крайизбирком по просьбе двух жителей Дальнегорска… утвердил бюллетени… Почти двухтысячный митинг дальнегорцев поддержал их» (АиФ-Прим, 43/06).

«Районная дума предложила перевести поселок городского типа Высокогорск в сельское поселение. Но высокогорцы сказали дружное «нет»… Жители Высокогорска были против: Не хотим быть селом!» (АиФ-Прим, 28/04).

Л.И. Маршева относит к этому типу и словосочетания «уроженцы + топоним», однако, на наш взгляд, у этого выражения семантика совсем не та, что у «жители + топоним», хотя формально они и тождественны. В нашем материале встретился случай ненормативной замены слова «житель» словом «жилец»: «Пишут вам жильцы пос. Молодежный» (Ударник, 14.12.99).

Описательный оборот, несмотря на книжный характер и более сложную форму, чем у катайконима, более прост в употреблении и более понятен (при малоизвестности объекта и его названия). Он позволяет с одинаковой легкостью образовывать названия как совокупности жителей (форма мн. числа), так и отдельных представителей мужского и женского пола (как в единственном, так и во множественном числе). При этом топоним чаще используется в «развернутом» виде – с уточняющим географическим термином: жители села Владимиро-Александровское (Синегорье, 25.03.94), жители села Владимировка (Заря, 6.01.94), жители села Вознесенка (Вл-к, 27.07.96), жители поселка Зимники (Вл-к, 14.09.96), жители сел Гранатовка и Покровка (2-9.09.04), жители села Лукашовка (Рассвет, 12.03.94), жители села Галенки (Заря, 11.12.93), жители села Нижне-Михайловка (Вл-к, 2.03.94) и мн. др. Но много и словосочетаний без номенклатурного термина, т.к. они менее официальны.

«Несколько дней подряд жителей Лучегорска будоражили слухи о радиоактивном облаке, пришедшем из Китая (Вл-к, 31.07.96);

«Вызывая удивление у всех жителей Константиновки, они на склоне сопки соорудили шалаш (Заря, 21.09.93);

«Со своей посудой приходят теперь ложиться в больницу жители Преображения» (Заветы Ленина, 16.06.93).

Названия определенного лица по месту жительства мужского пола (единственное число) встречаются реже: житель села Зеркальное (Авангард, 5.10.93), житель села Вольно-Надеждинского (Трудовая слава, 1.09.93), житель села Никитовка (Победа, 7.06.94), житель села Венивитиново (Трудовая слава, 13.08.94), житель поселка Шумного (Вл-к, 1.07.93), коренной житель села Многоудобного (Боевая вахта, 7.05.94). Так же – и без географического термина: сообщил житель Нерпы (Приморец, 7.09.93), рассмотрели жалобу жителя Молчановки (Сов. Приморье, 24.11.93), бывший житель Славянки (Вл-к, 14.06.91) и др.

Названия лица (или лиц) по месту жительства женского пола встречаются вообще редко: жительница села Комиссарово (Вл-к, 11.11.94), жительница Кавалерово (АиФ-Прим, 45/05), жительница Ольги (Заветы Ленина, 28.12.93), жительницы Виноградовки (Анучинские зори, 13.05.94).

Таким образом, описательное обозначение жителя довольно употребительно, особенно в сочетании с номенклатурным термином, и характерно преимущественно для публицистики.

2) Предложно-падежный (синтаксический) способ. Указание на место жительства осуществляется с помощью предложно-падежных словоформ топонимов, обычно в род. падеже с предлогом «из» (предлог «с» более характерен для разговорной речи). Примеры:

«Ирина Черепанова и ее муж Анатолий из села Царевка делают веники и выходят на трассу продавать» (Вл-к, 7.09.07).

«Алексей из Горнореченска, как и большинство скупщиков,- наемный работник» (АиФ-Прим, 42/04).

«Я из Авдеевки» (Сельская новь, 23.10.92).

Этот способ вполне заменяем описательным (жители села Царевка), адъективным (царевские) или суффиксальным (царевцы), поэтому его вполне можно относить к способам называния жителей. Однако семантика выявляется лишь в контексте: «житель», «уроженец» или «приехавший из»:

«Особенно отличились Олег Плотников из Липовец, покровчанин Захар Радченко, Виктор Толмачев из Фадеевки и Володя Быков из Новогеоргиевки» (Заря, 19.03.96).

Подобные предложно-падежные словоформы характерны для устной речи (или ее имитации) и в письменных источниках встречаются редко. Употребление их в качестве вариантов катайконимов единично.

3) Морфолого-синтаксический способ. Осуществляется путем употребления субстантивированных прилагательных, образованных от топонима, в значении «лицо по месту жительства». Обычны формы множественного числа, т.е. называется совокупность лиц, а не одно лицо. Примеры из газет единичны:

«Рыболовские уже опробовали первую зимнюю горку» (Приморские зори, 12.12.90) – т.е. жители поселка Камень-Рыболов.

«Говорят, один из местных, надеждинских, приезжал в обитель замаливать грехи» (АиФ-Прим, 25/06) – т.е. из жителей села Вольно-Надеждинского.

Записи разговорной речи:

«Ракушенские снова опоздали на автобус» – т.е. жители с. Ракушка.

«В магазине были только ольгинские» – т.е. жители пос. Ольга.

Подобные формы употребляются в письменной речи редко, т.к. считаются устаревшими, сохранившимися только в диалектах. Тем не менее, материал показывает, что они могут быть свойственны и литературному языку, наряду с другими вариантами именования лиц по месту жительства:

«Нет у тереховцев – как у городеченских, нежинских, тимофеевских, соловейских, прохладненских, а еще больше у алексеевцев достаточно здоровых сил и потенциала» (Трудовая слава, 21.07.04).

Как видим, адъективы (городеченские, нежинские, тимофеевские, соловейские и прохладненские), называющие жителей сел Городечное, Нежино, Тимофеевка, Соловей_Ключ и Прохладное Надеждинского р-на, употреблены здесь в одном ряду с суффиксальными катайконимами (тереховцы и алексеевцы – жители сел Тереховка и Алексеевка того же района).

4). Морфологический (деривационно-суффиксальный). Осуществляется путем образования существительных, производных от топонима, с помощью специальных суффиксов со значением «лицо по месту жительства». Примеры:

«Маленькие лесозаводцы в канун нового года получили прекрасный подарок – кафе «Сказка» (На берегах Уссури, 15.12.95) – т.е. жители г. Лесозаводска.

«Остались без газеты добрые наши соседи – чугуевцы» (Синегорье, 21.11.95) – т.е. жители села Чугуевки.

«Вот и идут к нему в полночь, и выручает он пожарцев из беды» (Победа, 22.12.95) – т.е. жители села Пожарского.

«У меня предложение ко всем приморцам» (Красное знамя, 7.01.90) – т.е. жителям Приморья.

Производящими основами для катайконимов являются прежде всего ойконимы – названия городов, поселков, сел: арсеньевцы – жители г. Арсеньева, дальнереченцы – жители г. Дальнереченска, владивостокцы – жители Владивостока, находкинцы – жители Находки, уссурийцы – жители Уссурийска, вострецовцы – жители села Вострецово, тернейцы – жители поселка Терней, кавалеровцы – жители поселка Кавалерово, лазовцы – жители пос. Лазо и т.п.

Более редкими производящими топонимами являются названия края и административных районов, т.е. хоронимы: приморцы – Приморский край, хасанцы – Хасанский р-н, октябрьцы – Октябрьский р-н, первомайцы, фрунзенцы – Первомайский и Фрунзенский р-ны г. Владивостока. Особняком стоит слово дальневосточники – от названия региона Дальний Восток.

Крайне редко катайконимы Приморья образуются от гидронимов – названий рек, озер, океана: ханкайцы – т.е. живущие на озере Ханка, уссурцы – живущие на реке Уссури, тихоокеанцы – живущие на Тихом океане.

Некоторые названия омонимичны и «расшифровываются» только в контексте. Так, ханкайцы – это и живущие на озере Ханка и в Ханкайском районе. Уссурцы – живущие на реке Уссури или в поселке Уссурка. Уссурийцы – жители города Уссурийска и Уссурийского района – ведь названия районов часто образованы от названий районных центров.

Катайконимы Приморья образуются преимущественно с суффиксом –ец(-ц) (80%). Поскольку эта словообразовательная модель преобладает, нет смысла уточнять, от каких основ производящих топонимов они образуются,- практически от любых.

1) От простых и сложных по структуре топонимов мужского рода на твердый (в том числе на –ск) и мягкий (в т.ч. j) согласный и с финалями –ый, -ий: Арсеньев – арсеньевцы, Дальнегорск – дальнегорцы, Дальнереченск – дальнереченцы, Лесозаводск – лесозаводцы, Лучегорск – лучегорцы, Новошахтинск – новошахтинцы, Партизанск – партизанцы, Посьет – посьетцы, Терней – тернейцы, Тигровый – тигровцы, Уссурийск – уссурийцы, Хасан – хасанцы, Хороль – хорольцы и др. Сюда же относятся и составные топонимы (учитывается второй компонент, к которому и присоединяется суффикс): Дальний Кут – дальнекутцы, Красный Партизан – краснопартизанцы, Крутой Яр – крутояровцы.

2) От топонимов женского рода на –а, –к(а), -их(а), -ия: Авдеевка – авдеевцы, Вадимовка – вадимовцы, Вербовка – вербовцы, Гоголевка – гоголевцы, Дмитриевка – дмитриевцы, Ивановка – ивановцы, Измайлиха – измайлихинцы, Ливадия – ливадийцы, Марьяновка – марьяновцы, Михайловка – михайловцы, Нестеровка – нестеровцы, Николаевка – николаевцы, Новогордеевка – новогордеевцы, Новогеоргиевка – новогеоргиевцы, Новокрещенка – новокрещенцы, Павло-Федоровка – павлофедоровцы, Путиловка – путиловцы, Реттиховка – реттиховцы, Сергеевка – сергеевцы, Соколовка – соколовцы, Тавричанка – тавричанцы, Улитовка – улитовцы, Фадеевка – фадеевцы, Яковлевка – яковлевцы.

3) От топонимов среднего рода на –ино, -ово, -ево, -ье, -ое: Анучино – анучинцы, Вострецово – вострецовцы, Владимиро-Александровское – владимироалександровцы, Городечное – городеченцы, Заречье – зареченцы, Кавалерово – кавалеровцы, Милоградово – милоградовцы, Надеждинское – надеждинцы, Пожарское – пожарцы, Поречье – пореченцы, Рощино – рощинцы, Увальное – увальненцы.

4) Только от некоторых топонимов в форме множественного числа на –ки (Галенки – галенковцы), т.к. большинство катайконимов от ойконимов в форме множественного числа образуется по другой модели – с суффиксом –анин,-янин.

Почти все примеры – на формы множественного числа, примеров катайконимов единственного числа мужского рода (суффикс –ец) очень мало (черниговец – от Черниговка, унашинец – от Унаши), женского – нет совсем. Единичны образования от хоронимов-прилагательных, названий районов (ханкайцы – Ханкайский р-н).

Несколько иллюстраций употребления модели на –ц в тексте:

«Телевизор для хасанцев – единственное окно в мир» (Вл-к, 19.06,96).

«Теперь у галенковцев в активе 7 очков» (Заря, 12.09.85).

«Сэкономят и тернеец, и яковлевец» (Вл-к, 13.02.96).

«Лучегорск сочувствует бастующим партизанцам» (Вл-к, 24.06.96).

«Нет им дела до проблем дальнереченцев, партизанцев, лазовцев» (Вл-к, 5.11.94).

«Не соблюдают правил пожарной безопасности антоновцы» (Синегорье, 4.03.94).

«У арсеньевцев особая позиция» (АиФ-Прим, 38/04).

«Каждому врангелевцу из муниципального бюджета достанется всего 3195 рублей. (АиФ-Прим, 40/04).

Другие модели.

С суффиксом –анин/-ане/-анка: липовчане, липовчанин (с. Липовцы); новичане (с. Новицкое); кировчане, кировчанка (пос. Кирвский); спассчане, спассчанка (г. Спасск); струговчанка (с. Струговка). Ср.:

«Искровцы полностью закончили голосование, а горонохуторяне к 18» (Новое время, 20.12.95) – с. Горный Хутор.

«Это любимое место отдыха качаловцев и туржан» (Примор. Зори, 25.06.92) – с. Турий Рог.

«Участок в 300 га осталось убрать жариковцам, а 40 – бойковчанам» (Вести Приморья, 27.11.95) – с. Бойкое.

«Недолго осталось таборовчанам ждать» (Сихотэ-Алинь, 19.08.95) – с. Таборово.

«Встретившись в Славянке с «Рыбаком», покровчане нанесли поражение своим соперникам» (Заря, 31.08.93) – с. Покровка.

В последнем случае – дифференциация от аналогичного топонима: Покровка – покровчане (не покровцы, но Новопокровка – новопокровцы):

«Сейчас новопокровцы имеют 250 тонн сена» (Сихотэ-Алинь, 22.07.95).

Второй суффикс менее продуктивен в сравнении с –ец/-ц, в отличие от других регионов. Л.И. Маршева, например, считает, что в литературном языке он занимает главенствующее положение [3, 78]. Вряд ли это так. Даже в случаях вариантности суффиксов –ец / -анин доминирует первый. Тем не менее, случаи варьирования встречаются (владивостокцы / владивостокчане, лазовцы / лазовчане, находкинцы / находчане, приморцы / приморчане, хоролец / хорольчанин, камень-рыболовцы / рыболовчане). Примеры:

«Камень-рыболовцы идут в ногу со временем» (Прим. зори, 6.03.90). Первым председателем сельского совета рыболовчане избрали Скирду В.Н.» (Прим. зори, 17.03.91).

«Я думаю, каждый приморец скажет: кто больше поможет, кто сделает жизнь лучше – тот и молодец» (Уссури. 27.07.95). «Дорогие приморчанки!» (Вл-к, 7.03.96).

«Нелегкая задача – помочь понять владивостокцам, каким должен быть фокстерьер» (Вл-к, 3.02.96). «Весенняя капель для владивостокчанок» (Вл-к, 7.03.96).

«Хорольцы могут подать заявку на приватизацию участков» (Рассвет, 12.02.94). «Хорольчанин, видимо, решил поэксперементировать» (МК-Влад, 6/04).

«Памятным остался минувший год для лазовцев» (Красное знамя, 4.01.90). «Отчетный концерт районного дома культуры привлек к себе внимание очень многих лазовчан» (Синегорье, 22.12.95).

«Объяснимы и возмущения находкинцев» (Наход. рабочий, 15.06.94). «Сумели организовать такое зрелище для находчан» (Наход. рабочий, 21.05.94).

С суффиксом –ич: русич (житель о-ва Русский) – единичный случай:

«Остров Русский – это часть Фрунзенского района Владивостока. По этим административным понятиям студентам-русичам общежитие не положено» (АиФ-Прим, 15/07).

Процесс словообразования по законам русского языка сопровождается на стыке морфем чередованием (Струговка – струговчане, Кролевцы – кролевчане); усечением морфа или субморфа (Дальнереченск – дальнереченцы, Антоновка – антоновцы, Уссурка – уссурцы, Лесогорье – лесогорцы, Межгорье – межгорцы); интерфиксацией (Артем – артемовцы, Лазо – лазовцы, Измайлиха – измайлихинцы, Находка – находкинцы, Ольга – ольгинцы, Раздольное – раздольненцы, Хрустальный – хрустальненцы); сочетанием этих явлений (Новая Девица – новодевичанцы: чередование и интерфиксация).

Что касается сложно-составных топонимов-композита, то катайконимы могут образовываться от основы только одного из компонентов (не обязательно главного): рыболовцы и рыболовчане – Камень-Рыболов, туржане – Турий Рог, спассчане – Спасск-Дальний.

Таким образом, выбор суффикса от специфики производящей основы мало зависит, хотя некоторая закономерность и наблюдается.

Так, от топонимов в форме мн. ч. на –чи (Бровничи, Кневичи), -ки (Бровки, Лужки) чаще образуются катайконимы с суффиксом –анин: бровчане, бровничане, кневичане, ляличане.

От топонимов-прилагательных на –ский /-ское /-ская (Кировский, Новошахтинский, Краснореченский, Первомайское) – с суффиксом –ец: кировцы, новошахтинцы, краснореченцы, первомайцы. Но, как показывает материал, эта норма не абсолютна, т.к. и здесь возможны дериваты с –анин: заводчане (пос. Заводской), сальчане (с. Сальское), новотроичанин (с. Новотроицкое). Ср. также вариативность катайконимов кировцы и кировчане. Так что ведущей моделью является все же дериват с –ец/-ц. При этом (уже независимо от суффикса) наиболее употребительны катайконимы множ. числа, реже употребляются дериваты мужского и (особенно) женского рода.

Катайконимы можно отнести к типу т.н. потенциальных слов, т.е. от любого топонима теоретически можно образовать катайконим (не говоря уже о синтаксическом, описательном способе выражения). Однако практически в некоторых случаях их образование (и употребление) имеет ограничения. Причины могут быть разные.

Иногда они просто громоздки, и их трудно образовать (типа большеключенцы – от Большие Ключи). Поэтому чаще встречаются сокращенные образования (от одной из производящих основ: ключенцы) или описательные обороты (жители Больших Ключей).

Иногда их образованию мешает омонимия с топонимом (тавричанка – с. Тавричанка; партизанка – р. Партизанка; украинка – с. Украинка) или апеллятивом (партизанка – «жительница Партизанска» и партизанка – «участница партизанской борьбы»; красноармейцы – «жители Красноармейского р-на» и красноармейцы – «военнослужащие Красной Армии»; суворовцы – «жители с. Суворова» и суворовцы – «курсанты Суворовского училища» и т.п.), паронимия с ИН (партизанцы и партизаны, таежцы и таежники, горненцы и горняки, пожарцы и пожарники, речновцы и речники и т.п.).

5) Лексико-семантический способ (крайне редкий) представлен топонимом в переносном значении «совокупность лиц, населяющих данный географический объект» (метонимический перенос по модели: место – лицо по месту). Примеры:

«Семейный подряд: Царевка веники вяжет! А еще она их продает» (Вл-к, 7.09.07) – имеются в виду жители села Царевка.

Т. обр., в образовании названий жителей Приморья активно используются два способа – синтаксический и морфологический (суффиксация на –ец и –анин). Синтаксический способ встречается довольно часто. Морфолого-синтаксический – редко, он не характерен для публицистики. Но наиболее активно используются дериваты. При этом в одном тексте могут быть представлены разные способы и модели, например: «Значительно дороже обойдется поездка в райцентр зареченским. Хвищанцам и горненцам – 37000 руб., марьяновцам – 3000, жителям Больших Ключей – 27000, Крыловки – 18000» (Сельская новь, 7.02.95).

Возможность по-разному образовывать названия жителей ведет к появлению вариантов наименования, употребления, словообразования и т.п. Русский язык как бы предоставляет выбор возможностей. Например, человека, живущего в селе Вольно-Надеждинском, можно назвать вольнонадеждинец и надеждинец, вольнонадеждинский и из Надеждинки, а также житель Вольно-Надеждинского.

Выбор некоторых моделей словообразования (как и вариантов именования) зависит как от характера производящей основы, так и от стиля и типа речи, от вкуса или чутья говорящего. Он может носить и региональный характер, поэтому образование катайконимов в разных регионах (при омонимии топонимов) может не совпадать. Например, в Приморье говорят спасчанин (от Спасск, Спасское), а в Рязани – спасец (от Спасск-Рязанский), катайконим от названия села Або – абовцы, а от финского г. Або – абосцы [2, 20].

Действительно, образование названий жителей в русском языке – это живой и продуктивный, еще не завершенный процесс, который побуждает к отказу от привычного стереотипа, к выбору и даже словотворчеству.

Литература

1. Городецкая И.Л., Левашов Е.А. Русские названия жителей: Словарь-справочник. – М., 2003.
2. Левашов Е.А. Географические названия. Прилагательные, образованные от них. Названия жителей. Словарь-справочник. – С-Пб.: Изд-во ДБ, 2000.
3. Маршева Л.И. Оправданная вариативность наименований лиц по месту жительства // Русский язык в школе. – 2004. – № 6. – С. 78-81.

Автор: Рублева О.Л.

Источник: Россия – Восток – Запад: Проблемы межкультурной коммуникации». Материалы 4-й международной научной конференции, посв. Году русского языка в Китае и 110-летию образования ДВГУ. – Владивосток, 2-4 марта 2009 г. Сборник научных статей. Часть 1. Проблемы языка, литературы и лингвокультуры. – Владивосток: Изд. ДВГУ, 2009. – С. 53-58

Тэги: Рублева О.Л., Евразия, Россия, Приморский край, специально для Toponimika.Ru


Комментарии (0)




Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям232) 28.08.2018 От Або до Ясной Поляны по карте Приморского края. Часть 1
231) 19.07.2018 Московская топонимика во времени и в пространстве
230) 13.06.2018 Самарская топонимика
229) 26.05.2018 Самарская топонимика
228) 26.05.2018 Самарская топонимика
227) 28.04.2018 Англо-русский и русско-английский словарь географических названий
226) 21.03.2018 Липецкая топонимия
225) 12.03.2018 Самарская топонимика
224) 12.03.2018 Самарская топонимика
223) 12.03.2018 Самарская топонимика


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2018 Toponimika.ru