Топонимика

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (244)



Увлекательная топонимика. Часть 1

Добавлена: 23.08.2012 | Просмотров: 2041<<< >>>

Названия – это народное поэтическое оформление страны.
Они говорят о характере народа, его истории,
его склонностях и особенностях быта.

Константин Паустовский


Задайте себе вопрос, странный только на первый взгляд: в чем сходство между вашим родным городом или селом – и всей нашей планетой?

Ответ будет необычайно прост: в наличии адресов! Только на Земле вместо почтовых отделений – материки и острова, вместо улиц и площадей – страны и географические области; роль отдельных домов могут играть горные хребты, реки, пустыни; ну, а в качестве квартир выступят населенные пункты...

У всех перечисленных «адресов» есть координаты – долгота и широта; есть и названия.

Было время, и не столь уж давнее, когда на карте земного шара, еще не исследованного, красовались белые пятна. На них либо откровенно писали «терра инкогнита» – неизвестная земля, либо запечатлевали какой-нибудь комментарий, вроде «Здесь могут водиться драконы».

Затем смелые первооткрыватели шагали внутрь белого пятна, и... еще у одного места на Земле появлялся адрес. Например, Флорида, – то есть, следуя нашей метафоре, «площадь Цветов», или Магелланов пролив – «проспект Фернана Магеллана»...

Учение о географических названиях именуется топонимикой, от греческих слов «топос» (место) и «онома» (имя); то есть, «наука об именах мест».

Первое назначение топонимики – именно «адресное». Это почтовый справочник Земли, без которого невозможна никакая ориентация.

Только герой Фонвизина, Митрофан, был уверен, что география ему ни к чему, – извозчик все равно довезет, куда надо. Современные дипломаты, предприниматели, туристы и вообще все, кому приходится путешествовать, с «именами мест» знакомятся очень дотошно.

Но, кроме того, каждый топоним (географическое название) – это просто кладезь разнообразной информации! Надо только суметь ее прочесть. Тут вам и история, и природоведение, и этнография, и лингвистика...

На одной только Украине, скажем, немало рек называются – Красная. Неужели на всех этих реках, зачастую маленьких и заболоченных, были кровавые битвы, от которых краснела вода? Или, может быть, все они так уж «красны», что у славян значило – хороши собой, красивы?

Вспомним хотя бы песенное – «красна девица»: это же не значит, что поется о краснокожей индианке! Или название центральной площади Москвы, где никогда не было ничего красного: просто – Красивая площадь...

Увы, ни военного историка, ни художника-пейзажиста большинство помянутых речонок не порадует. Зато любой из них может заинтересоваться... геолог! Ведь вода чаще всего становится красноватой из-за окислов железа. Вполне могут оказаться залежи руды под руслом...

Многие «имена мест» остаются абсолютно загадочными, если не знать, какой именно народ присвоил это имя, в чьем языке искать корень. А смысл зачастую бывает весьма простым. Более того: топонимы, звучащие совершенно непохоже, оказываются... близнецами.

Ну, скажите, что общего между названиями городов: Джангишаар, Усикаупунки, Нейштадт, Синьфу, Неаполь и... Карфаген (точнее, Кар-Хадашт)?! А то, что все это – «переводы» русского слова Новгород!

Новый город – на тюркском, финском, немецком, китайском, греческом и уже исчезнувшем древнефиникийском языках. А вот еще топонимический ребус. Найдите-ка сходство между словами Актау, Цаганул, Еджикыр, Монблан, Уайт-Маунт, Спитаклер, Тетримта! Впрочем, тот, кто знает английский или французский, догадается: и здесь аналогия. Белая гора – у тюрков, монголов, коми, французов, англичан, армян, грузин...

Названия мест присваиваются самым разным образом. Одни известны издревле, другие появляются буквально вчера; те придумывает живой народ, эти оставил исчезнувший; у некоторых есть авторы, большинство же возникло неведомо когда и дано неизвестно чьими устами...

Топонимы, упомянутые в древних текстах, в эпосах или священных книгах, зачастую невозможно или очень трудно привязать к тому или иному пункту на Земле, это – одна из самых трудных задач.

Порой, до поры до времени, имя какого-нибудь города или страны считается выдуманным, мифическим; потом выясняется, что перед нами просто неведомое имя хорошо знакомого места! Так было со многими названиями, употребляемыми в Библии.

Вот один из десятков возможных примеров: лишь около середины XIX века французский археолог Поль Ботта доказал, что некая безлюдная, обожженная солнцем местность в Ираке скрывает под собой руины ассирийской столицы, чей яркий образ дан в Ветхом Завете, – великого города Ниневии...

Так было и с Троей, «священным Илионом», вокруг которого разворачиваются события двух поэм Гомера, «Илиады» и «Одиссеи».

Более двух тысяч лет Трою считали плодом фантазии поэта... до тех пор, пока на холм Гиссарлык в Турции не прибыла экспедиция Генриха Шлимана. Теперь руины Илиона посещают туристы...

Увы, не столь удачно обстоят дела с названиями многих географических объектов, описанных античными учеными Геродотом или Страбоном, средневековыми путешественниками Марко Поло или Афанасием Никитиным. Бог весть, где находилась, скажем, помянутая «отцом истории» столица скифов, город Герры...

А иногда бывает наоборот: знакомый пункт носит несколько названий! И хорошо еще, если в разные времена; хуже, если одновременно!

В декабрьском номере нашего журнала за 2004 год мы писали о том, сколько хлопот почтовым и иным службам доставляет, например, один из древнейших городов мира: на иврите он зовется Йерушалайм, по-арабски – Уршалим или Аль-Кудс, по-нашему же – Иерусалим.

Не меньшая путаница получается, когда на разных языках одно и то же имя и «озвучивают» по-разному.

Имя французской столицы пишется, как Paris, но сами французы произносят его не иначе, как Пари, англичане – Пэрис... а откуда в русском варианте того же слова взялась конечная буква «ж» – Париж – на это не ответит вообще никто! Так же, как и на вопрос, каким образом «вечный город» Рома (женский род) превратился у нас в Рим (род мужской)...

Изрядная чехарда возникает, если город или государство переименовывают из политических соображений.

Когда, придя к власти, военная хунта вздумала переименовать государство Бирму в Мьянму, а его столицу Рангун в Янгон, – в первые годы мы только и догадывались, о какой стране идет речь в газете или по телевидению, если упоминалась главная река – Иравади. Слава Богу, хоть ее генералы не перекрестили!..

Хорошо, что любой грамотный человек знает: Санкт-Петербург – это прежнее, возвращенное по капризу «демократического» мэра имя Ленинграда.

Хотя, собственно, первое название города на Неве звучало, как Санкт-Питербурх; а непосредственно перед тем, как быть переназванным в честь В. И. Ленина, город именовался Петроград...

История мира – это история не только войн, династий, политэкономических формаций, но и постоянных переименований. Наш родной Днепр эллинам был известен, как Борисфен – река Северного Ветра; Дон для них был Танаис, Днестр – Тирас. Черное море поменяло свое название по меньшей мере трижды.

Первые греческие мореплаватели, надо полагать, изрядно потрепанные черноморскими бурями, назвали громадный водоем Понт Аксейнос – Море Негостеприимное. Затем, когда на побережье расцвели города-колонии, имя моря тоже стало другим: Эвксинос, Гостеприимное.

Морю Каспийскому «повезло» еще больше, можно с разгона перечислить с полдюжины его античных и средневековых имен: Хвалынское, Хорезмское, Гирканское, Хазарское, Хорасанское, Дербентское...

Легко понять, что менее известный объект за столетия подчас меняет название столько раз, что, в конце концов, историкам становится вообще трудно установить: то ли речь идет, допустим, о пяти разных городах или реках, то ли об одном месте с пятью разновременными названиями, то ли – с пятью одновременными, но на разных языках!

Почему же все-таки люди называют географический пункт именно так, а не иначе? Прежде всего, конечно, благодаря определенным, бросающимся в глаза приметам. Причем, какой бы народ ни пришел к этому месту, он, скорее всего, по-своему обозначит именно данное, самое яркое отличие: вспомним Белую гору...

Что для основателей Тбилиси отличало местность над Курой от всех прочих? Теплые минеральные источники. Потому имя грузинской столицы произведено от слова «тбили» – теплый. Казахский областной центр Актюбинск именуется по «ак-тюбе» – холму белого цвета; узбекский город Учкурган – это просто «уч-курган», три кургана.

Тюркское название поселка в Узбекистане, Темиртау (Железная гора), почти соответствует имени российского города – Магнитогорск: оба населенных пункта названы в честь месторождений металла.

Одна из местностей в Монголии именуется Гурван-Булак – Три Источника; очевидно, эта примета была самой важной для первых поселенцев, так же, как для китайцев из провинции Сычуань – наличие четырех рек (Сычуань и значит Четырехречье), а для индийцев из Пенджаба – соответственно, пяти водных потоков.

Нередко какая-нибудь внушительная деталь рельефа ассоциируется у людей... с частью тела. Самый простой пример: по-старорусски рот – «уста»; отсюда слово «устье», место расширения реки и ее впадения в озеро или море.

(Кстати, это слово происходит от одного индоевропейского корня с латинским os, рот: и вот вам, пожалуйста – древнеримская гавань Остия в устье Тибра!)

Иногда вместо слова «устье» употребляется другое – «гирло»; понятно, что имеется в виду горло... В других языках тоже так.

По-китайски рот – «коу»: соответственно, есть город Ханькоу при впадении реки Хань в Янцзы («рот Хань»), бухта Линкоу, города Цикоу и Инкоу рядом с морскими заливами (возможно, они напоминали древним китайцам широкие рты).

Англичане называют рот – mouth: потому приморские города Великобритании названы Портсмут, Борнмут, Эксмут, Плимут. Нелишне упомянуть и о том, что название реки Ангары, впадающей в Енисей, тесно связано с эвенкийским «анга» – пасть...

Особенно «популярен» в топонимике... нос. Образ сего выдающегося предмета безвестные авторы названий видели в мысе или речной косе, в горе или отроге хребта.

Вспомнить хотя бы полуостров Тайгонос в Охотском море, мысы Святой Нос в проливе Лаптева и – наоборот! – Бесов Нос на Онежском озере; гору Бабин-Нос в Болгарии и там же, на черноморском побережье, мыс Маслен-Нос...

Занятно, что в тюркских языках нос – «мурун» или «бурун». Отсюда имеем: мыс Ай-Бурун в Крыму, хребет Бурундаг в Азербайджане, горы Мурунтау в Узбекистане.

В свою очередь, вьетнамцы, у которых нос именуется «муи», присвоили следующие имена своим мысам: Муи-Рон, Муи-Ронг, Муи-Док, Муи-Лай...

Свежее образное восприятие древних подсказывало им: впадина родника, полная прозрачной воды, или озерцо, отражающее солнце, похожи на глаза.

На тюркских языках глаз – «гёз». Имя порой переносили на поселок, возникавший рядом с водяным «глазом». Потому и находим в Азербайджане селение Гёзбулак, поселок Гёз в Туркмении...

Древнейшие жители многих стран заметили сходство разных географических объектов с коровьим рогом – прямым или кривым. Это могли быть и долина, и город, и даже искривленный горный пик. Что? Вы уже вспомнили индустриальный город Кривой Рог?

Правильно, он и на карте так выглядит. А есть еще города Таганрог, Красный Рог на Брянщине, Унские Рога – мысы, окаймляющие залив Белого моря. По-немецки рог – Horn: получите целый выводок топонимов.

Одна из высочайших вершин Альп – Маттерхорн; устремленная к Антарктике оконечность Южной Америки – мыс Горн; несколько немецких и австрийских городов с названиями Хорн, Хорнебург... Пожалуй, хватит.

Вряд ли меньшим уважением, чем корова, пользовалась у наших пращуров лошадь. Оттого и в холмах находили пращуры сходство с лошадиными головами. В результате – выразительные топонимы: гряда Грива в Ленинградской области, город Кологрив («грива колом», т.е. вздыбленная) – в Костромской.

Огромный пласт названий носит хозяйственный, особенно кухонный характер. Всякого рода низменности и впадины, круглые озера или котловины вызывали у предков ассоциации с посудой. Вот – классическое тюркское слово «казан» – котел.

Его прочтешь во многих местах карты. Столица Татарии Казань, город Казанджик в Туркмении, озеро Казангель в Азербайджане, мыс Казантип в Крыму, река Казан на Алтае, город Казанлык в Болгарии.

Есть и замечательные вариации на тему горшка, называемого в разных местах славянского мира «макитра», «макотер», «макотерть» – посудины, в которой растирали мак, а также хранили масло или муку.

В Ровенской области Украины есть поселок Макотерты, у Дона – балка Макотертина, река Макитрища на Черниговщине...

Ряд топонимов возник и в связи с домашним ткачеством. Вот исконно славянское слово «бердо» – часть ткацкого станка, гребень с зубцами. Очевидно, лесистые холмы или возвышенности с рядом скал напоминали нашим предкам именно этот гребешок.

Рельеф мог с тех пор сильно измениться, названия оказались более долговечными. Так появились на карте город Бердянск, гора Бердо у Днестра, населенные пункты Забърдо и Синьбърдо в Болгарии, Голобордо и Брдица в Албании, гора Брдо в Чехии.

Кто знает, не проникновению ли этого слова в Западную Европу обязаны своими именами и французский город Бордо, и знаменитое на весь мир вино?..

Автор: Зайченко Николай

Источник: «Вокруг света», 12.10.2006

Тэги: Зайченко Н., Евразия, Россия


Комментарии (0)




Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям230) 13.06.2018 Самарская топонимика
229) 26.05.2018 Самарская топонимика
228) 26.05.2018 Самарская топонимика
227) 28.04.2018 Англо-русский и русско-английский словарь географических названий
226) 21.03.2018 Липецкая топонимия
225) 12.03.2018 Самарская топонимика
224) 12.03.2018 Самарская топонимика
223) 12.03.2018 Самарская топонимика
222) 14.02.2018 Англо-русский и русско-английский словарь географических названий
221) 26.01.2018 Словарь китайских топонимов на территории советского Дальнего Востока. Часть 5


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2018 Toponimika.ru