Топонимика

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (243)



Птицы и топонимия

Добавлена: 08.08.2012 | Просмотров: 3975 >>>


Знак на въезде в пгт Гусь-Железный Касимовского района Рязанской области
Топонимия – это совокупность географических названий (с древнегреческого: «топос» – «место», «номос» – «имя»). Их изучает наука отдельная отрасль науки о собственных именах – ономастики, называемая топонимикой. Как специфическая сфера знаний она сложилась лишь в ХХ веке, но уже в далекие времена людям было прекрасно известно, что географические названия имеют большую познавательную ценность. К ним обращалась русская «Повесть временных лет» как к важному источнику информации о прошлом. Труды историков XVIII-XIX веков также содержали, как правило, ссылки на географические названия, которые могли служить доказательством тех или иных фактов. Но лишь в ХХ веке возобладало представление о том, что топонимы – такие же памятники культуры, как выдающиеся архитектурные сооружения прошлого, великие картины или книги. Они отразили мир, увиденный глазами наших далеких предков (ведь названия переживают не просто поколения людей, но и народы, государства), запечатлели саму историю отношения человека к окружающим реалиям. Ведь всегда, давая названия чему-либо, обращают внимание на самые существенные для людей признаки предмета.

Топонимы осознаются каждым человеком как принадлежность конкретной территории и принимают своего рода эталонную функцию – название характеризует «нормальное» состояние местности, словно бы впервые увиденной тем, кто его дал. Всё, что названо, что обозначено словом, уже в силу психологических особенностей «существует» в отличие от безымянных оврага, перелеска, речки. И собственное имя оберегает природный объект от возможного невольного уничтожения, на которое при современной технической мощи не надо даже тратить особых усилий.

Птицы во все времена были существеннейшей для человека частью природы. На них охотились и этим нередко спасались от голодной смерти, птиц приручали, с удовольствием слушали птичьи голоса, радовались прилетевшему вдруг пестрому, подвижному пернатому существу. В птицах видели и вестников грядущих событий, и посмертное воплощение близких людей. Так что соседство с птицами оказывалось очень и очень значимым для любого народа. Потому неудивительно, что оно запечатлелось в массе географических названий. Известный топонимист Т.И. Вендина отметила, что среди гидронимов Европейской России, связанных с названиями животных, 29 процентов происходят от названий диких и 3 процента – домашних птиц. Среди таких названий есть поистине известные всенародно. Взять к примеру Куликово поле в Тульской области, на котором в 1380 году войско Дмитрий Донского одержало историческую победу над ордынцами, во многом определившую дальнейшие судьбы народов России.

Географическое название – не только важный знак уважения, интереса наших предков к тому, что им казалось ценным, радовало их или же, наоборот, внушало опасения. Это материал, позволяющий научно реконструировать историю общества и природы. Т.И. Вендина на их основе предприняла попытку восстановления картины ареалов былого распространения животных – на тот период, когда названия возникали. Однако исследования такого рода нуждаются исходно в оговорках. Базой для них является открытый как закономерность принцип топонимического негативизма. Он состоит в том, что названия географическому объекту может дать, как правило, его редко отмечаемая в округе особенность, которая отличала бы его от других такого же рода объектов. Например, среди огромного степного пространства по сути бесполезно искать объекты, имеющие название с основой «степь». Это не будет существенным местным признаком. Наоборот же, им могут стать редкие для всего участка перелески. В силу этого признака топонимы оказываются чаще всего связанными с редко встречающимися в данной местности видами животных – то есть, тем, чем она выделяется среди округи. Таким образом, названия такого рода, действительно, маркируют чаще всего границы ареала на тот период, когда эти топонимы складываются.

Важно в то же время убедиться, что названия связаны именно с птицами, а не являются случайными созвучиями или же не происходят от человеческих имен, фамилий и прозвищ. Если этого не сделать, то всякие попытки пронаблюдать по географическим названиям нынешние и былые ареалы птиц начисто теряют и научность, и вместе с нею смысл. Самые известные «птичьи названия» в России, на первый взгляд, у городов Воронеж, Орёл, Гусь-Хрустальный. Однако исторически и лингвистически они не имеют никакого отношения к птицам. Воронеж был основан в 1147 году переселенцами из города Веренега Черниговского княжества. Отсюда и первое название, под которым Воронеж упоминается, – Веренеж, оно было затем искажено. Веренег, в свою очередь известен с IX в., и его название происходит от личного имени основателя. Слово, от которого произведен топоним Орёл, – тюркское «айыр», труднопроизносимое для русского человека, – «речная развилка». Уже в Х веке название города писалось как Ерель и далее фонетические изменения продолжились.

Своим названием Гусь-Хрустальный во Владимирской области обязан реке Гусь (как и стоящий на ней в Рязанской области поселок Гусь-Железный). Но даже если по этой реке и плавали дикие гуси, то название её скорее всего происходит от финно-угорского корня «куз/гуз/гус» – «ель» и указывает на характер окрестных лесов. Левобережный район города Пермь Курья никак не связан по своему названию с курами. Слово это на языке предшествовавшего русскому коми-пермяцкого населения означает «протока, рукав реки». Итак, в четырех случаях «птичьи названия» стали результатом искажения и переосмысления иноязычного слова. Но обратим внимание: нашим соотечественникам приятно связывать их всё-таки с птицами, и те же знаменитые на всю Россию стеклодувы Гусь-Хрустального с удовольствем изображают на своих замечательных изделиях именно гуся как символ своего города. А название города Орлов Кировской области (в советские годы он назывался Халтурин) происходит от прозвища основателя. Связь с птицами тут есть, но она вторичная.

Топонимы имеют немало различных классификаций, что помогает собрать названия в группы. А это полезно, чтобы понять наиболее общие  закономерности и в «птичьих названиях».

1. Классифицировать географические названия принято по характеру объекта, который носит название: например, разделив их на гидронимы – они принадлежат рекам, озёрам, болотам, источникам; ойконимы – их имеют населённые пункты; оронимы – это названия элементов рельефа.

Среди этих разновидностей вероятность того, что «птичье название» может относиться к птицам самым непосредственным образом, особенно высока у гидронимов, у названий урочищ, лесов, лугов, полей. Чайкино болото – памятник природы в окрестностях города Перевоз Нижегородской области – известно именно большой колонией чаек. Лесное урочище Филинятник недалеко от города Горбатов той же области – место, в котором часто встречали филинов. Уместно вспомнить Куликово поле в Тульской области, о котором уже шла речь. Озеро Юксары в Марий Эл дало название одноименному селу на берегу, но именно оно первично. В основе слова марийские корни «йуксо» и «йар» – «лебедь» и «озеро»: действительно, его помнят как место гнездовий лебедей. Примечательным представляется название недавно образованного во Владимирской области среди мещерских лесов и болот города Курлово. На его гербе утверждено изображение журавля. Город возник из поселка Курловский, а тот получил название от ближайшего болота, откуда часто слышали журавлиное курлыканье. Ойконим Птицеград можно встретить на карте города Сергиев Посад Московской области. Это официальное название микрорайона, расположенного неподалеку от птицефабрики, где и работает большинство его жителей. В то же время деревни Орловка, Пичугино, Уткино, село Гусево, вошедшее в состав города Сергач – все они в Нижегородской области – получили названия от фамилий владельцев или основателей, что известно документально. Орловы – владельцы одной из этих деревень, Пичугины – основатели. Деревня Уткино в Шахунском районе области имеет своеобразную историю. Она построена в 1860-х годах рядом с обнаруженным посреди тайги жилым домом. Шло лесоустройство, и работники, которые его проводили, почувствовав в глухом лесу запах дыма, пошли искать, откуда его тянет: нет ли лесного пожара. Они обнаружили поляну, посреди которой стоял дом. Его хозяин, завидев людей, бросился в лес. Он оказался крепостным крестьянином, который бежал от барина и скрывался в тайге, не зная, что крепостное право уже отменено. Фамилия крестянина была Уткин.

Село Гусево получило название в честь своего уроженца бывшего председателя колхоза Героя Советского Союза В.С. Гусева. В прошлом оно называлось Кладбищи, и земляки посчитали это неблагозвучным. Отсюда несложный вывод: рисовать ареалы распространения видов птиц по ойконимам, вооружившись картой, но не зная при этом историю конкретных деревень и сел, – бессмысленное занятие. Иногда ойконимы содержат своего рода провокацию для того, кто собирается их понять. Например, в Кировской области встречаются названия поселений Журавли, Стрижи, Цапели и другие в подобных формах, но указывает это нередко не на обилие таких птиц возле деревень, а на то, что их основатели Журавлёвы, Стрижёвы, Цаплины.

Широко известны оронимы, связанные с названиями видов птиц: Орлиные скалы в городе Сочи, Ласточкино Гнездо в Крыму, в окрестностях Ялты. Необычные горные формы прочно ассоциируются у людей с птицами, которые одни только и способны жить на отвесной каменной круче. В Центральной России возвышенности также нередко имеют имена, связанные с птицами.

Нижний Новгород стоит на Дятловых горах. По одной из версий, их название было связано с тем, что там обитало много дятлов. Но П.И. Мельников-Печерский приводит в работе «Очерки мордвы» легенду о мордвине-чародее Дятле и его друге Скворце. Оба они жили в древности у слияния Оки и Волги, и Дятел предсказал Скворцу, что в будущем его дети могут поссориться и не удержать это место, его завоюют русские и построят там огромный город. В восточной части Москвы есть Соколиная гора – в прошлом она была покрыта лесом, где встречались сокола. На берегу реки Узолы в Нижегородской области, неподалеку от Городца возвышается гора Сокол. С ней связаны объясняющие название легенда и народная песня. Известно, что древний Городец не раз сжигали дотла ордынцы. В один из таких набегов против них на городской окраине практически один на один сражался юноша, отступая под их натиском. В конце концов он оказался окружен на горе и оборонялся уже с её вершины. Когда юноша ослабел от ран и стал терять последние силы, он встрепенулся и превратился в сокола, взмыл с горы в небо. Этот момент изобразил на своем знаменитом полотне «Горят, горят пожары» художник Константин Васильев.

2. По происхождению топонимы принято делить на: патронимы – названия от имён, фамилий, прозвищ людей – «отцов», основателей сёл и деревень или их хозяев; апеллятивы – от нарицательных слов, которые указывали на характер объекта; деминутивы – формально представляющие собою уменьшительные формы нарицательных существительных, но на деле выражающие просто принадлежность слова к сфере топонимики (Горка, Лужки); метафоры – сравнения; мемориальные названия – в них официально увековечены исторические личности; символические названия – отображающие социальные и исторические идеалы; этнонимы – названия от наименований народов, племен.

«Птичьи названия» найдутся здесь чаще всего среди апеллятивов: они собственно и указывают, какие виды животных встречались в данной местности, и среди патронимов, которые происходят от фамилий и прозвищ, связанных с птицами. Примеры обоих видов уже приводились выше. Как это ни странно, «птичьи названия» есть даже среди мемориальных. В московском районе Сокольники, где в средние века были великокняжеские, а затем царские угодья для соколиной охоты, есть улица Ширяево Поле. Она находится на месте реального подмосковного поля, которое именно так и называлось в память о любимом охотничьем соколе Алексея Михайловича. В этом поле сокол разбился, и царь долго горевал об этом. Имя Ширяй связано с русским словом «ширять», значение которого В.И. Даль объясняет как «мешать, толкать» – именно таков способ охоты сокола на дичь.

3. В силу системных отношений внутри топонимии выделяются первичные и вторичные названия: названия переносятся с одного места на другое вместе с переселенцами, более молодые населённые пункты получают нередко те же имена, что и места, откуда приехали люди, но уже с определением Малый или Новый (при этом иногда старый населённый пункт получает определение Старый или Большой, и это не будет ни в коем случае означать, что он, действительно, больше по размеру Малого), опирается этимологически на соседнее название (д. Новая и возникшая возле неё д. Подновье ныне на территории Нижнего Новгорода). Нередко в качестве первичного по отношению к ойкониму выступает гидроним, происходит перевод названия на одного на другой язык. «Птичьи названия» также нередко переносились с места на место. С ХУ веке подмосквная деревня Зимниково получила название Сокольская Слобода или Сокольники. Туда были переселены сокольники – люди, державшие птиц для соколиной охоты из Переславля-Залесского (ныне Ярославская область).

Окрестности этого города, окруженного великолепными лесами (ныне это национальный парк «Плещеево Озеро»), с древних времен были излюбленным местом княжеских соколиных охот. На южной окраине Переславля-Залесского, за Троице-Даниловым монастырем и жили те, кто устраивал такие охоты. Этот район города и поныне называется Сокольская Слобода, а главная улица в ней именуется Сокольской.

Название вместе с жителями слободы «переехало» в ближайшие окрестности Москвы, став вторичным. Теперь там бывшие жители Переславля-Залесского были обязаны организовывать царские соколиные охоты – в прилегавшем к деревне лесу. И на него тоже было перенесено название Сокольники. Но на этом «движение» названия не остановилось. В XIX веке Сокольники «вросли» в расширявшую свои границы Москву. В первые советские годы было принято решение начать комплексную застройку этого района столицы и был создан проект нескольких кварталов. Однако в последний момент зону застройки определили в другом месте. Им стал Ленинградский проспект. Так на нем появился жилой район с названием, которое напоминало проектное, – Сокол. В 1930-х годах на карту столицы были нанесены еще два вторичных названия, образованных от названия все той же средневековой охотничьей слободы на окраине Переславля-Залесского – станции метро «Сокольники» и «Сокол».

4. По сфере функционирования есть официальные названия, приводимые в разного рода документах, картах; неофициальные названия, известные у местных жителей, старые названия, микротопонимы с исключительно узким кругом их использующих. Щегловск – старое название города Кемерово в 1918-1932 годах. Поселение возникло на месте известной по документам с 1701 года заимки охотника Щеглова, обладателя «птичьей» фамилии, затем выросло до размеров села. Старым является название города Щурово в Московской области. Он существовал в 1947-1960 годах, а затем был присоединён к Коломне, потеряв самостоятельность и по сути его название используется сейчас в быту жителями Щурова как неофициальное.

5. Название может быть связано с живыми или мёртвыми языками, которые функционируют или функционировали в данной местности. И потому проблема понимания его может быть непроста, и её решение требует чёткого представления об истории местности, народах, которые там жили в прошлом. Иначе при попытке понять смысл названия неизбежны ложные толкования. На севере Нижегородской области сохранились отдельные марийские деревни. Однако в прошлом марийцы широко заселяли территорию по Ветлуге. Именно из их языка название реки Курнуж недалеко от города Шахунья. Оно означает «коршун» и, вероятно, указывает на места в тайге, где встречались эти птицы. В Шахунском районе есть деревни Большая и Маля Музя, в корне топонима также марийское слово «музо» – «рябчик», что могло указывать на места распространения этой птицы или же на прозвище основателя. То же можно сказать о селе Каракша в Яранском районе соседней Кировской области: в его названии марийский корень «карак» – «ворон».

6. Культурно-исторические пласты, к которым принадлежат топонимы, позволяют ощутить, что они составляют сложившуюся систему, которая развивалась в несколько этапов. Первый, наиболее древний представлен бывает самыми труднопонимаемыми названиями, возраст которых составляет нередко несколько тысячелетий. Чаще всего его представляют названия достаточно значимых водных объектов. В Центральной России он принадлежит в основном мёртвым финно-угорским, иранским и балтийским языкам, на которых говорили жившие в этом крае племена в V-I тыс. до н.э. Реконструкции названий чаще всего содержат простые корни, переводимые как: «река», «озеро», «поток», «большой» и другие. Редки другие случаи. Например, топонимисты связывают название рек Шексна (Ярославская и Вологодская области) и Шекшема (Костромская область) с финно-угорским названием дятла (в марийском – шиште, в эрзянском – шекшата, в мокшанском – шякшата): эти земли в далёком прошлом были населены родственными современным финно-уграм племенами. Однако чаще названия, связанные с птицами, принадлежат всё же более молодым культурно-историческим пластам, о чём речь уже шла.

7. Классифицируя опорные реалий в топонимах, обнаруживаешь в них мощный источник внетопонимической информации, сведений о природе, истории, населении, хозяйстве, но, разумеется, в том случае, если они будут правильно поняты. По этому признаку они делятся на две большие группы, которые опираются – с одной стороны – на природу, с другой – на культуру, понимаемую в самом широком смысле – как всё созданное с участием разума человека.

«Птичьи названия» представлены в числе «природных», которые делятся на группы указывающих на сферу неживой природы – особенности климата, почвы, рельефа, геологические приметы, наличие вблизи водоёма-ориентира, качества водоёма, следы стихийных бедствий, опасность объекта для человека. Многочисленны опоры на элементы живой природы – близрасположенные растительные сообщества, соседство с растениями тех или иных видов – с одной стороны, с другой – с местами распространения животных. Среди этих топонимов и присутствуют названия, указывающие на распространение птиц. Топонимов таких великое множество. О них и шла речь в этой статье. Список можно продолжить. И тогда в него попадут поселок Лебяжье в Кировской области, Уткина Заводь и Турухтанные острова в Санкт-Петербурге, Сорочье озеро в республике Марий Эл, остров Самоа в Тихом океане (в этом слове есть корень «моа» – название исчезнувшей ныне птицы, которая считалась тотемом местного населения), река Хороки в Якутии (на языке эвенков это название глухаря), деревня Перелётиха в Нижегородской области (по мнению местных жителей, именно над ней сходятся весенние и осенние пути перелётов множества птиц, и стаи оказываются в особенности плотны и велики) многочисленные озера, болота, леса, деревни, луга, поля в Центральной России.

Все они нуждаются в обережении ничуть не меньше, чем сами птицы. А для этого – в фиксации, в правильном объяснении. Во имя памяти многих поколений предков, во имя природы, которая взрастила и птиц, и человека как удивительное существо, создавшее культуру и науку, способное многое понять в окружающем его мире.

Литература

1. Агеева Р.А. Происхождение имен рек и озёр. – М.: Наука, 1985.
2. Барашков В.Ф. Знакомые с детства названия. – М.: Просвещение, 1981.
3. Города России. Энциклопедия. – М.: Дрофа – БРЭ, 2003.
4. Ермаков А.А. Кушныл, янлык, кайык... – Йошкар-Ола: Марийское кн. изд-во, 1990.
5. Морохин Н.В. Нижегородский топонимический словарь. – Н.Новгород: Китиздат, 1997.
6. Поспелов Е.М. Школьный топонимический словарь. – М.: Просвещение, 1988.
7. Поспелов Е.М. Названия подмосковных городов, сёл и рек. – М.: Муравей, 1999.
8. Поспелов Е.М. Историко-топонимический словарь России. – М.: Профиздат, 2000.
9. Смолицкая Г.П., Горбаневский М.В. Топонимика Москвы. – М.: Наука, 1982.

Автор: Морохин Н.В., д.ф.н., профессор. 2009 г.

Источник: rbcu.ru

Тэги: Морохин Н.В., Евразия, Россия


Комментарии (2)




№1 Дата: 13.04.2013 Добавил: Борис

Вот такие МОРОХИНЫ десятками лет морочат людям головы, пытаясь всё и вся вместить в свои "теории". А ведь это только их варианты и предположения. Причем иное они признавать не хотят! Вот так у нас и вся ИСТОРИЯ РОССИИ захвачена такими "умниками". На них на всех не хватает ЛОМОНОСОВА. Ох и побил бы он им носы!!!!!!!!!!



№2 Дата: 20.05.2014 Добавил: Евламп Неморохин

Борис, ты не прав!



Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям213) 03.08.2017 Самарская топонимика
212) 24.03.2017 Топонимика Яковлевского района
211) 23.03.2017 Топонимика Яковлевского района
210) 08.03.2017 Языковая картина мира в зеркале топонимии Владивостока
209) 04.03.2017 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
208) 26.10.2016 Армянская топонимика Москвы
207) 24.06.2016 О лингвострановедческом потенциале топонимов и о соответствующем словаре
206) 24.05.2016 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
205) 07.09.2015 От Або до Ясной Поляны по карте Приморского края. Часть 3
204) 26.08.2015 Что в имени тебе моём?


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2017 Toponimika.ru