Топонимика

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (230)



Языковая картина мира в зеркале топонимии Владивостока

Добавлена: 21.08.2012 | Просмотров: 3051<<< >>>

Н.И. Надеждин писал: «Топонимия – это язык земли, а земля есть книга, где история человечества записана в географической номенклатуре». История человечества, его культура и память поколений запечатлены в языке, в слове. Образ мира, отраженный в языке, называют языковой картиной мира.

В истории российской культуры условно можно выделить несколько периодов: древнерусский, средневековый, имперский, советский и постсоветский (современный), которые нашли соответствующее отражение и в языке.

В топонимах (географических названиях), особенно урбанонимах (названиях внутригородских объектов) эти явления проявились особенно ярко и своеобразно. «Лингвистический вкус,- по словам В.В.Виноградова,- соответствует определенному стилю эпохи», то есть «смена моделей и принципов именования объектов», их переименования находятся «в непосредственной зависимости от духа и стиля эпохи». (1, с. 112).

Как указывает В.Н. Топоров, вариантом мифопоэтики являются улицы города, которые свидетельствуют о «существовании глубокой символической игры, отражающей различные типы культур» (2, с.276).

Топонимия любого города – это язык, рассказывающий об истории и местоположении города, о его жителях и героях, об идеологии общества и его катаклизмах. В топонимии Владивостока отражается, как в зеркале, вся его история и география, все формы его существования, смена властей и веяний. Если классифицировать, например, только названия улиц города по характеру их номинации, то можно выделить группы названий, как характерные для любого города мира, Европы, России, так и специфичные только для нашего города.

Например, во Владивостоке совсем немного осталось первичных, «природных» названий (свойственных стихийному заселению и естественной номинации), отражающих характерные особенности его рельефа: Верхняя, Высокая, Горная, Крутая, Луговая, Овражная, Пологая и т.п. Однако, как отмечает А.В. Суперанская, «несмотря на то что любой город строится на местности и приспосабливается к ландшафту, не природные, а социальные условия определяют состав его внутригородских объектов. Поэтому тенденция номинации и ее результаты во многих городах в одни и те же периоды очень сходны» (3, с.236).

Так, известно, что для большинства европейских городов были характерны названия улиц по церквям и монастырям, по профессиям и национальностям, по торговым местам и предметам торговли и производства, по примечательным сооружениям и домовладельцам, по названиям местных животных и растений, по направлениям сторон света и топонимическим связям с другими регионами и т. п.

Все это так или иначе нашло отражение и в топонимии Владивостока, преимущественно старой. Это старые названия улиц «по церквям» – Благовещенская, Покровская, Сретенская, названия «по профессиям» – Плотничья, Строительная, Инженерная, «по национальностям» – Узбекская, Татарская, Русская, Туркменская, Японская, Китайская, Корейская, «по домовладельцам» – Семеновская, Федоровская, Жариковская, «по направлениям сторон света» – Восточная, Западная, Северная, Южная, «по топонимическим связям с другими регионами» – Алтайская, Сахалинская, Уральская, Курильская, Сибирская, Чукотская, «по названиям местных животных и растений» – Тигровая, Женьшеневая и т.п.

Однако многие типовые названия Владивостока носят искусственный характер. Например, «профессиональные» названия являются чисто условными, традиционными, не отражающими исторически естественного рода занятий населения: Инженерная – это вовсе не улица инженеров, а Плотничья – не плотников, хотя попытки осмыслить подобные названия были: так, на Строительных улицах выделяли квартиры именно строителям, и данные улицы образовали даже целый микрорайон с неофициальным названием Городок строителей. То же можно сказать и о названиях улиц, связанных как бы с «розой ветров» (Западная, Восточная, Северная, Южная), но далеко не всегда отражающих указанные в названии направления. Если Западная действительно находится в западной части города, на побережье Амурского залива, а Северная является северной по отношению к центру города, как и бывший когда-то северной границей города Северный проспект, переименованный в проспект Острякова, то Южные 1-я, 2-я и 3-я находятся примерно на той же широте, что и Северная, в долине Первой Речки, только в ее начале, т.е. – восточнее. А улицы Восточные, как и Восточный проспект, находятся вообще в пригороде, т.е. по отношению к центру – в северной части города.

Некоторые «этнические» названия улиц таковыми являются лишь опосредованно – через соответствующие наименования кораблей Сибирской флотилии: Алеутская («Алеут»), Американская («Америка»), Манчьжурская («Манджур»), Тунгусская («Тунгуз»), Японская («Японец»).

Многие названия просто ушли в небытие или были заменены другими, например, старые названия «по церквям»: Покровская стала Октябрьской, Сретенская – Советской, а Благовещенская – Комсомольской.

Эти явления вполне объяснимы. Во-первых, искусственности номинаций способствовала относительная молодость города, поэтому в названиях его объектов не могли прямо отразиться более ранние слои культуры. Во-вторых, своеобразие названий отразило специфику самого города: морского, портового, военного, рабочего, тихоокеанского (дальневосточного). Возьмем, к примеру, названия его бывших слободок и современных микрорайонов (выделяемых не как административные единицы, а неофициально): Матросская, Экипажная, Офицерская, Рабочая, Артиллерийская, Корейская, Моргородок, Мингородок. В-третьих, во многих городах Европы в Х1Х веке развивается тенденция перехода от стихийных названий к администрируемым: либо представителями муниципальных властей, либо специалистами-архитекторами. Первая тенденция привела к чрезмерному количеству «мемориальных» названий, вторая – к прагматической стандартизации, результатом которой явился «ансамблевый» метод номинации улиц. В.А.Обертас называет его «локально-тематическим», т.к. «топонимы определенной тематики привязывались к определенной городской территории» (4, с. 33), в чем было свое рациональное зерно. Оба указанных принципа во Владивостоке преобладают.

Так, во Владивостоке немало локально-тематических «ансамблей» – это улицы «космонавтов» в районе Тихой бухты (Космонавтов, Пацаева, Беляева, Добровольского, Волкова); «писателей» (Аксакова, Гоголя, Грибоедова, Достоевского, Толстого, Чехова, Щедрина и др.) в районе Голубинки; «деревьев» на Чуркине (Буковая, Вязовая, Кленовая, Липовая, Кипарисовая, Пихтовая, Черемуховая и др.). Старожилы рассказывают, что «древесные» названия появились на полуострове Голдобина (который все называют Чуркиным по одному из его мысов, как и весь микрорайон) в 30-е годы ХХ века, когда этот район города обустраивался и жители этих улиц сажали на Черемуховой черемуху, на Березовой березу (5, с.184), так что названия были вполне мотивированными, чего не скажешь, например, о «писательских» названиях, даваемых просто по традиции. То же можно сказать и о других традиционных «локально-тематических» названиях: по именам художников (Маковского, Айвазовского, Сурикова, Шишкина и др.) в пригороде; по именам городов, рек, озер, морей в разных районах Владивостока (Амурская, Бийская, Зейская, Иртышская, Тобольская, Хабаровская, Одесская, Херсонская, Полтавская, Ялтинская, Владикавказская и т.п.) – на Первой Речке («сибирские»), на Чуркине («украинские»), на Эгершельде («крымские»), в районе Луговой («кавказские»). Отрадно, что в номинациях улиц «по городам» сохранились старые (до известного массового переименования 1972 года) названия населенных пунктов Приморья: Иманская (от бывшего названия города Дальнереченска и реки Большая Уссурка – Иман), Тетюхинская (от бывшего названия города Дальнегорска – Тетюхе).

Что касается названий-«мемориалов», то они у нас в городе преобладают (даже в «ансамблях»). В основном, это улицы «героев» (Героев-тихоокеанцев, Героев Варяга, Героев Хасана), участников различных войн: Отечественной войны 1812 года (улицы Кутузова, Давыдова, Багратиона), Великой отечественной войны 1941-1945 гг., Хасанских событий 1938 г. (улицы Баляева, Махалина и мн.др.), Октябрьской революции и последующей гражданской войны, в том числе на Дальнем Востоке (улицы Лазо, Всеволода Сибирцева, Луцкого, Суханова, Уборевича и др.). Но есть у нас и «адмиральские», и «академические» улицы: Адмирала Макарова, Адмирала Нахимова, Адмирала Ушакова; Академика Комарова, Академика Курчатова и другие. Восстановлены и сохранены многие названия в честь первооткрывателей и основателей Владивостока: улицы Арсеньева, Муравьева-Амурского, Семеновская, Капитана Шефнера, Прапорщика Комарова, Шкипера Гека, бухта Федорова, мысы Чуркина, Эгершельда, Басаргина и многие другие.

Это обусловлено тем, что тенденция к смене «описательных» названий (улица какая) на «посвященческие» (улица кого) характерна в ХХ веке для всех европейских государств (6), но в СССР она приобрела небывалый размах и уродливые формы, т.к. советская культура формировалась в единстве и борьбе « двух культурных моделей» – старой и новой, революционной, пролетарской (7, с.29). Для первой был характерен принцип условности, революционной символики, а для второй – конкретности, персональности. Поэтому в соответствии с первым принципом во Владивостоке появились «идеологические» названия, характерные (и одинаковые!) для всех советских городов (8): Комсомольская, Пионерская, Советская, Союзная, Интернациональная, Мира, а в соответствии со вторым – «личностные» названия (опять-таки характерные для всех советских городов): Ленинская (Ленина), Калининская (Калинина), Кирова, Дзержинского, Менжинского и др. – т.е. в честь деятелей советского государства. А поскольку по «имперской» традиции подобные названия имели место и раньше (Алексеевская сопка, Николаевский проспект, улица Петра Великого), то последовала волна переименований с идеологической «подкладкой»: «плохие» (скомпроментированные) менялись на «хорошие», причем не всегда обоснованно. Так Дигеровская превратилась в Красногвардейскую, улица Воронова (ее первого проектировщика) в Ковальчука (жившего на ней революционера, одного из первых рабочих Дальзавода), Дунаевского – почему-то в Ушинского, Маркеловский (переулок, названный по фамилии землевладельца) – в Краснознаменный (здесь была первая типография газеты «Красное Знамя») и т.п., а – в продолжение этой тенденции – знаменитая улица Патриса Лумумбы (названная так в честь африканского борца за свободу) совсем недавно была разделена и переименована в честь двух советских адмиралов: Кузнецова и Юмашева (очередная «смена вех»). В результате некоторые улицы города переименовывались неоднократно: Федоровская – Производственная – Арсеньева; Прудовая – Петра Великого – Первого мая; Гайдамакская – Электрозаводская – Муравьева-Амурского.

Таким образом, в топонимии Владивостока находит отражение поздняя культура Х1Х – ХХ века – имперская (даже само название города этого толка – Владивосток: владеть востоком!), отчасти неоромантическая (характерна для начала ХХ века), советская (с идеологизацией названий по принципу «свои»/»чужие») и постсоветская, для которой характерна тенденция к возвращению бывших названий – репереименование (Ленинская – Светланская, 25-го Октября – Алеутская, Колхозная – Семеновская, Менжинского – Пологая, Дзержинского – Фонтанная, 1 Мая – Петра Великого) – и новой переоценке ценностей (9).

В настоящее время топонимическая номинация осуществляется в рамках сложного социального контекста, в котором сочетаются такие элементы общественной идеологии, как национализм и интернационализм, традиционализм и неологизм, демократизм и рационализм. Все это соединяется в ожерелье «старого» и «нового», «своего» и «чужого», «хорошего» и «плохого», что иногда приводит к курьезам: так, улица с названием Ракитная уживается с Ракетной, Импортная (была и Экспортная – теперь это улица Крыгина) с Русской, Татарская со Славянской, Саперная со Строительной, Стрелковая с Мирной. Курьезны и некоторые сочетания названий с двусмысленным номенклатурным термином «тупик»: тупик Трудовых Резервов.

В выборе имен улицам должен, конечно, присутствовать вкус и стиль не только эпохальный, но и просто человеческий. Насколько органичны, например, для улиц пригорода названия Тихая, Тенистая, Светлая, Абрикосовая и подобные (сразу же вспоминаются слова популярной песни: «Пройду по Абрикосовой, сверну на Виноградную и на Тенистой улице я постою в тени…»), которые вряд ли кому-нибудь придет в голову переименовывать. Впрочем, кто знает… Со временем на Тихой будут грохотать автомобили, а на Тенистой вырубят деревья, ведь на бывшей Прудовой уже нет пруда, в котором когда-то даже рыба водилась, поэтому новое название – Петра Великого – ей больше подходит, а на Фонтанной и в помине нет фонтанов, как и Пологая – вовсе уже не пологая, а довольно-таки крутая улица.

Чреваты последствиями названия улиц типа Нейбута и Жигура. Дело в том, что при смене поколений (и соответствующем воспитании) многие имена забываются (как и их носители), а некоторые и не были известны. Современные школьники уже не знают, кто такие Олег Кошевой и Зоя Космодемьянская (их именами названы улицы Олега Кошевого и Зои Космодемьянской на Чуркине), и смутно осознают, кто такой Ленин (центральной улице города Ленинской возвращено историческое название Светланская, данное когда-то по имени фрегата «Светлана»), не говоря уже об А.Я Нейбуте (первом редакторе газеты «Красное Знамя») (10,с.78) и К. Жигуре. Такие фамилии в названиях улиц превращаются просто в незнакомые слова, которые в просторечии искажают или переосмысливают: живу на Жигуре (вместо на Жигура), Чуркистан (Чуркин), Колдобино (вместо Голдобина).

Вообще судьба всех культурных понятий такова, что они имеют несколько ступеней культурной информации, «положений дел», или «слоев» (11, с. 45-47). Так, название проспекта Красного Знамени современнику, скорее всего, ни о чем не говорит, старшие – связывают его с названием местной газеты, некогда ведущей, а предшествующее поколение, юность которого приходится на первую четверть века, – с красным знаменем как символом революции (именно тогда слово красный и приобрело символическое переносное значение «революционный», как белый – «контрреволюционный»).

То же можно сказать и о многих других названиях Реконструкция топонимов снимает этот культурный флер слой за слоем, так как для многих они остаются тайной за семью печатями. Например, всем известны бухты в проливе Босфор Восточный, о которых приморский поэт Леонид Климченко написал: «И песней забытой звенят Названий античные звуки», – это бухты с действительно античными именами Аякс, Парис, Диомид, Патрокл и Улисс, именами героев Троянской войны, персонажей древнегреческой мифологии (Улисс – римский вариант Одиссея). Но откуда на тихоокеанских берегах возникли эти античные имена? Все очень просто: все бухты названы именами кораблей – бригов «Аякс», «Парис», «Диомид», «Патрокл» и «Улисс» (12, с. 194, 203, 213, 221), названных, в свою очередь, именами античных героев (такова была в Х1Х веке «мода» в названиях кораблей Российского флота).

Знание принципов номинации, т.е. того, почему так назван тот или иной объект, очень важно, т.к. сам факт ее принадлежит истории и, естественно, забывается, а то и вовсе не известен окружающим. В результате возникают даже ошибки в употреблении или толковании названий. Например, улица 25-го Октября (бывшая и вернувшаяся Алеутская), название которой пишется просто как 25 Октября, названа в память о знаменательной дате, историческом событии 25 октября 1922 года, когда войска народно-революционной армии освободили Владивосток от интервенции. Незнание этого факта приводит к ошибкам. Так, во-первых, можно подумать, что улица была названа (переименована) в честь Октябрьской революции (переворот совершился как раз 25 октября 1917 года, по старому стилю, потому и сама революция называется Октябрьской). Здесь мы имеем дело со своеобразной омонимией (кстати, улица Октябрьская в районе Покровского парка названа именно в честь последней даты). Во-вторых, можно подумать, что улица названа в честь 25-летия Октября (т.е. Октябрьской революции) – подобных «юбилейных» названий в городе немало (40 лет ВЛКСМ, 50 лет ВЛКСМ, 100 лет Владивостоку), да и думают: например, в наборе открыток «Владивосток» на обороте написано: «Железнодорожный вокзал и улица 25 лет Октября» (вместо 25-го Октября).

Бережное отношение к названиям улиц как к культурному фонду, тщательная их фиксация и рациональное отношение к системе наименований в целом отвечают требованиям сегодняшнего времени. Поэтому, на наш взгляд, был бы интересен и даже необходим некий лингвокультурологический словарь топонимов города, где не только бы фиксировались старые и новые названия городских объектов (и не только улиц), не только объяснялось бы происхождение названий, но и комментировался бы тот культурно-исторический фон, который сопровождает название на всей истории его существования.

Предлагаем попытку составления такого словаря – «Владивосток от А до Я»: его основные принципы и примеры словарных статей.

Данный топонимический словарь включает названия различных внутригородских объектов: преимущественно улиц, переулков, набережных и проспектов (годонимы) – Алеутская, Арсеньева, Луговая, Светланская, Корабельная набережная, Партизанский проспект и т.д.; площадей, кладбищ (агоронимы) – Борцов революции, Вокзальная, Гайдамакская, Морское кладбище и др.; парков и скверов (дримонимы) – Покровский, Жариковский и др.; микрорайонов, слободок (хоронимы) – Вторая Речка, Голубинка, Змеинка; а также обычно негородские топонимы, которые входят в черту Владивостока, – названия рельефа: гор, падей (оронимы) – Орлиная сопка, Снеговая падь; названия водных объектов (гидронимы): рек (потамонимы) – Ишимка, Объяснения, Первая Речка; бухт, заливов, проливов (пелагонимы) – бухты Золотой Рог, Федорова, Тихая, пролив Босфор Восточный, Амурский залив; названия островов, мысов, полуостровов (инсулонимы) – Коврижка, Русский, Басаргина, Чуркина, Эгершельда.

Словарная статья словаря включает следующие элементы: 1) заглавие (внутригородской официальный топоним., в том числе двойные или народные названия); 2) краткая характеристика именуемого объекта – информация о его расположении (привязка к местности), историко-культурная справка и другие фоновые сведения; 3) этимология названия – объяснение характера, способа и принципа номинации (от какого слова образовано название, как и почему так назван объект). Тут же приводятся сведения о переименовании объекта, если таковое имело место. При этом словарная статья не всегда строго формализована, а иногда представляет собой свободный текст. Приведем примеры:

Железнодорожная улица.

Улица в районе Первой Речки, проходит вдоль берега Амурского залива, у мыса Кунгасного, параллельно улице Амурской.

Названа так потому, что проходит прямо вдоль железнодорожного полотна на этом участке железной дороги – перед станцией Первая Речка.

Название тесно связано с историей прямого железнодорожного сообщения Владивостока с Москвой, установившегося с 1903 г., в результате которого Владивосток быстро превратился в крупный порт России на Дальнем Востоке, и с историей самой Первой Речки. Именно на этом месте в 1891 году была заложена Уссурийская железная дорога, закладка которой способствовала быстрому развитию этого района. Когда со станции Владивосток пошли первые поезда, здесь был создан разъезд, ставший со временем станцией, вокруг которой к 1907 году вырос крупный железнодорожный узел с сортировочной станцией, механическими мастерскими, локомотивным и вагонно-пассажирским депо, расположенными в районе Снеговой пади и 3-й Рабочей. Поэтому названия многих улиц этого района были связаны так или иначе тоже с железной дорогой:

Буферная, Вагонная, Колесная, Паровозная, Рессорная, Стрелочная, Тормозная, – названия этих улиц восходят к железнодорожным терминам (буфер – устройство для смягчения силы удара у вагонов, локомотивов; рессора – устройство в вагоне, смягчающее толчки при езде и т.п.) Некоторые из улиц сейчас переименованы: так, улица Колесная переименована в Баляева, в честь воина-тихоокеанца, Героя Советского Союза, погибшего в бою за освобождение города Сейсина, Якова Илларионовича Баляева (1924-1945).

Эгершельд (полуостров Шкота).

Юго-западной оконечностью полуострова Муравьева-Амурского, на котором расположен Владивосток, является полуостров, обозначенный на картах как полуостров Шкота. Однако неофициально все горожане называют этот полуостров, как и весь этот район города, Эгершельдом, хотя официально имя Эгершельда носит только один из мысов этого полуострова (мыс на юго-восточном берегу п-ва Шкота, входной в бухту Золотой Рог, напротив мыса Чуркина). На южной оконечности п-ва Шкота далеко выдается в море кошка (коса) Токаревского.

Полуостров Шкота назван по фамилии одного из основателей Владивостока Николая Яковлевича Шкота (1829-1870), командира п/к «Америка» – первого судна, посетившего бухту Золотой Рог в конце Х1Х в.

Мыс Эгершельда назван по фамилии Густава Христофоровича Эгершельда (1831-1871), командира корвета «Гридень», который в 60-е годы Х1Х века находился в посту Владивосток. Г.Х.Эгершельд организовал первые промеры бухт Золотой Рог, Диомид, Патрокл, Улисс, начал первые постройки на северном берегу бухты Золотой Рог.

Кошка Токаревского / Токаревская названа в 1862 году по фамилии капитана Михаила Яковлевича Токаревского (1809-1858).

Поскольку специфика Владивостока в формировании номинаций внутригородских объектов носит «ансамблевый» характер, возникла возможность использовать в словаре помимо алфавитного и гнездовой способ описания топонимов, т.е. объединить в одной словарной статье названия одного принципа и характера номинаций. Например, статья Улица Адмирала… включает описание названий 12 улиц: Адмирала Завойко, Адмирала Захарова, Адмирала Корнилова, Адмирала Нахимова и т.д. Это позволяет общие для каждого названия характеристики приводить только один раз. Приведем пример словарной статьи (фрагмент):

Улица Адмирала…

12 улиц Владивостока носят имена адмиралов Российского флота – выдающихся флотоводцев прошлого, внесших значительный вклад в историю России, а также командующих ТОФ…

Названия образованы по модели: улица (имени) адмирала такого-то, составляя ансамбль «адмиральских» названий. Главное слово адмирал: «воинское звание (или чин, имеющий несколько степеней, в порядке старшинства – контр-адмирал, вице-адмирал, адмирал, адмирал флота) высшего офицерского состава ВМС России (СССР), введенное Петром Первым в конце ХУП – начале ХУШ века (Голл. От араб. Амир аль бахр – «владыка на море»), – созвучно по смыслу имени города («владыка Востока») и имеет важное значение, подчеркивая статус города как морской крепости. Слово адмирал в названиях часто опускается, особенно в устной речи, образуя варианты названия, а иногда заменяется уточняющим: улица Адмирала Спиридонова/ улица Спиридонова/ улица Вице-адмирала Спиридонова.

Адмирала Завойко, улица в районе Моргородка, – названа в честь русского адмирала (1874), совершившего кругосветное плавание на Аляску и Камчатку, военного губернатора Камчатки, руководившего обороной Петропавловска (1854) и Николаевска (1855) в период Крымской войны, Василия Степановича Завойко (1810-1898).

Адмирала Захарова – улица в районе ж/д вокзала (бывшая 2-я Морская) – переименована в честь адмирала (1967), члена военного совета ТОФ (1957-1971) Михаила Николаевича Захарова (1912-1978)… и т.д.

В таком случае в качестве заглавного выносится одно из названий (реже два, на одну букву алфавита), остальные указываются и описываются в «гнезде» статьи, в подстатьях. Например: Улица Гоголя… (+ Аксаковская, Апухтина, Гайдара, Достоевского, Есенина и т.д. – всего 35 названий).

Для гнездования названий учитывается не только общность принципа номинации, но и локализации объекта (объектов), т.е. в одной статье объединяются тематические названия объектов одного микрорайона (за редким исключением). Например, в статье Черемуховая улица объединены все «древесные» названия улиц, расположенных только в районе Чуркина.

«Гнезд» с одним принципом номинации в словаре несколько. Например, во Владивостоке много названий улиц от топонимов разных регионов России, особенно Сибири и Дальнего Востока (гидронимов, ойконимов и т.п.). Каждая группа названий описывается в своей статье. Например, статья Енисейская улица объединяет группу названий от российских рек, статья Цимлянская улица – годонимы от названий российских морей (Беломорская, Черноморская, Азовская, Балтийская и т.п., статья Сахалинская улица – от названий крупных географических объектов России (Алтайская, Уральская, Чукотская и т.п.) Приведем фрагмент словарной статьи:

Енисейская улица.

Улица в районе Второй Речки. Идет вдоль Амурского залива параллельно проспекту Столетия Владивостока.

Названа по имени сибирской реки Енисей, в основе названия которой эвенское слово ене – «большая река» с кетской добавкой сес – «река», которое русские первопроходцы трансформировали в Енисей.

В разных районах Владивостока существует целый ряд подобных названий улиц, данных «в честь» российских (в первую очередь сибирских) рек:

Амурская – улица в районе Первой речки (названа по реке Амур, см. Амурский залив);

Бийская – улица в районе Садгорода (названа по реке Бия в Западной Сибири, одной из образующих Обь; от аборигенных би, бие, бия – «река»);

Буреинская – улица в районе Снеговой (названа по имени реки Бурея, притока Амура, название которой восходит к искаженному эвенскому бира – «большая река») и т.д. – всего 15 названий.

В различных районах города есть «городские» годонимы – от названий других городов. Они подразделяются в словаре на несколько гнезд, т.к. их очень много, – в зависимости от характера номинации и локализации объекта. Так, в статье Иманская улица объединены годонимы, образованные от названий населенных пунктов Приморья (Анучинская, Надеждинская, Находкинская, Хорольская, Шкотовская и др.). В статье Хабаровская улица – от названий городов Сибири и Дальнего Востока (Иркутская, Нерчинская, Петропавловская, Тобольская, Тюменская, Читинская). В статье Харьковская и Херсонская улицы – от названий украинских городов (Одесская, Полтавская, Запорожская – все улицы расположены на Чуркине). В статье Ялтинская и Ярославская улицы сгруппированы «крымские» (Крымская, Керченская, Севастопольская) и «волжские» (Казанская, Самарская, Саратовская, Симбирская, Ярославская) названия улиц Эгершельда.

В одной статье описываются и однокоренные названия, обычно все выносимые в заголовок: Верхнепортовая и Нижнепортовая улицы, Улицы Ивановская и Новоивановская. Приведем примеры словарных статей:

Верхнепортовая и Нижнепортовая улицы.

Улица Верхнепортовая начинается сразу от Вокзальной площади. Небольшое ответвление от нее книзу образует Нижнепортовую улицу.

Название восходит к слову порт – «место у берега, обычно с защищенным водным пространством, специально оборудованное для стоянки судов» (заимствовано в Петровскую эпоху из французского, восходит к латинскому porta – «дверь, ворота») – и дано улице потому, что проходит она прямо вдоль морского пассажирского и торгового порта Владивостока.

Строительство коммерческого порта в городе началось сразу после закладки железной дороги. Здесь кончается железная дорога и начинаются морские пути. С первых дней существования порт стал важнейшим транспортным узлом России.

Компоненты верхне- и нижне- в основе географических названий встречаются в топонимии довольно часто и обозначают местоположение объектов относительно друг друга, особенно характерны такие названия для гористой местности. Во Владивостоке есть (или были) и другие названия подобного типа: Верхнеславянская (расположена выше улицы Славянской), Верхненабережная, Верхне-Рюриковская, Верхнеишимская и Нижнеищимская, Нижне-Тюремная (устаревшее написание; улицы ныне переименованы).

Проспект Красного Знамени.

Расположен в районе Куперовой пади.

Назван по имени когда-то центральной большевистской газеты Приморья «Красное Знамя», основанной 1 мая 1917 г. Первым редактором газеты был А.Я. Нейбут (1889-1919), именем которого названа одна из улиц Владивостока в 71 микрорайоне… Как известно, красное знамя – символ Октябрьской революции, государственный флаг СССР, символ пролитой большевиками крови, в связи с чем само слово красный приобрело значение «революционный, большевистский». В этом значении слово красный часто входило в состав многих идеологических названий после Октябрьской революции: Красная гвардия, Красная Армия и т.п., в том числе топонимов (названий городов): Краснодон. Они послужили основой названий ряда улиц Владивостока: Красногвардейская, Краснозаводская, Краснодонская, Красноармейский (переулок). По имени газеты «Красное Знамя» назван и небольшой Краснознаменный переулок в центре города (бывший Маркеловский – по фамилии владельца участка), в одном из домов которого была типография и отпечатан 2-й номер газеты.

Таким образом, описание многих названий происходит как бы «попутно». В таком виде он, может быть, и не совсем отвечает строгим требованиям подобных справочников, но зато представляет информацию более компактно и интересно.

Литература

1. Егорова Т.П. Названия улиц в семиотическом аспекте общности стилей // Ономастика, Типология, Стратиграфия. – М., 1988.
2. Топоров В.Н. Пространство и текст. // Текст: семантика и структура. – М., 1983.
3. Суперанская А.В. Урбанонимы как отражение внутригородских реалий // Acta Facultatis paedagogicae Ostraviensis/ – Ostrava, 1983.
4. Обертас В.А. О некоторых принципах формирования городской топонимии Приамурского края в начале ХХ века. // Исторические названия – памятники культуры. – Владивосток, 1992.
5. Марков В. Здравствуй, Владивосток! – Владивосток, 1988.
6. Подольская Н.В. Урбанонимия центральных областей РСФСР. // Вопросы географии, 1974, № 94.
7. Романенко А.П. Типы советской культуры и язык. // Вопросы стилистики, вып. 28. – Саратов, 1996.
8. Прокуровская Н.А. Город в зеркале своего языка. – Ижевск, 1996.
9. Улицы Владивостока. Справочник. – Владивосток, 1997.
10. Владивосток. Штрихи к портрету. – Владивосток, 1985.
11. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. – М., 2001.
12. Груздев А.И. Береговая черта. Имя на карте. – Владивосток, 1996.

Автор: Рублева О.Л.

Источник: Проблемы сохранения, развития и распространения русского языка как великого достояния народа. Материалы международной научно- практической конференции: Владивосток, 28-29 июня и 23-24 октября 2003 г. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2006 – С. 88-96 (0,5 п.л.) ISBN 5-7444-1740-0

Тэги: Рублева О.Л., Евразия, Россия, Приморский край, специально для Toponimika.Ru


Комментарии (4)




№1 Дата: 05.02.2013 Добавил: Без имени

Верхнепортовая и Нижнепортовая улицы – это сейчас так пишут, а раньше они назывались Верхне-Портовая и Нижне-Портовая улицы, где-то до сих пор такие таблички на домах сохранились.



№2 Дата: 06.09.2013 Добавил: лана

читая топонимию владивостока всякий раз испытываешь взрыв башки. люди . например. никак не могут определиться полуостров голдобина или черкавского или полуостров эгершельда или шкота. а маяк токаревского как только не обозначают.давайте уже конкретно определяться!



№3 Дата: 07.09.2013 Добавил: prim

На карте есть только п-ов Черкавского - http://s020.radikal.ru/i706/1309/59/e6a588c2c035.jpg

И никакого п-ова Голдобина.



№4 Дата: 08.03.2017 Добавил: Серг

А как насчет Акатовой, которую какя-то дурья безграмотная башка из администрации города переименовала в документах в бессмысленную "Окатовую"???



Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям212) 24.03.2017 Топонимика Яковлевского района
211) 23.03.2017 Топонимика Яковлевского района
210) 08.03.2017 Языковая картина мира в зеркале топонимии Владивостока
209) 04.03.2017 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
208) 26.10.2016 Армянская топонимика Москвы
207) 24.06.2016 О лингвострановедческом потенциале топонимов и о соответствующем словаре
206) 24.05.2016 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
205) 07.09.2015 От Або до Ясной Поляны по карте Приморского края. Часть 3
204) 26.08.2015 Что в имени тебе моём?
203) 18.08.2015 Топонимика города Уссурийска


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2017 Toponimika.ru