Топонимика

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (244)



Московская топонимика во времени и в пространстве

Добавлена: 06.11.2014 | Просмотров: 3379<<< >>>


Все названия московских улиц можно разделить на две категории: принудительные и исторические. Принудительные были «выданы» приказами Моссовета и других подобных властей, чаще всего без учета какой-либо истории, а иногда и без учета логики русского языка.

Исторические же названия возникли по определенным законам, их происхождение можно объяснить и логически, и лингвистически. А самое главное, что эти названия появились в процессе жизнедеятельности стихийно, на основе опыта тех людей, кто жил в Москве.

Эти исторические законы таковы:

– улица возникла на месте дороги в другой город (Тверская улица – дорога в Тверь, Большая Дмитровка – дорога в Дмитров);

– улица проходила рядом с рекой, прудом, оврагом и т.д. (Неглинная улица – река Неглинная, улица Б. Пресня – река Пресня, Краснопрудная улица – Красный пруд);

– на улице или рядом располагался какой-то приметный объект – церковь, монастырь, государев хозяйственный двор (Б. Никитская улица – Никитский монастырь, Пятницкая улица – церковь Параскевы Пятницы, улица Солянка – казенный Соляной двор);

– улица проходила по землям какой-либо слободы или бывшего пригородного села (Гончарная улица – гончарная слобода, Б. Переяславская улица – Переяславская ямская слобода, Сущевский вал – бывшее село Сущево);

– самый приметный объект на улице – чей-либо дом; улица получила название по фамилии его владельца (Селезневская ул. – прапорщик Селезнев, Еропкинский переулок – генерал Еропкин).

Итак, опираясь на эти правила, мы сможет разгадать происхождение названий многих московских улиц и переулков. Но – не всегда это легко удается. Ведь по прошествии времени часто исчезают объекты, которые «дали» название улице. Вот и возникают загадки «московских названий»; а тут еще бойкий русский язык преподносит сюрпризы, да и мало ли какой воды утекло...

Названия-родственники


Улица Якиманка – Анненская улица. Обе эти улицы (и известная всем, расположенная в центре Якиманка, и тихая, затерявшаяся в глубине Марьиной Рощи Анненская) носят названия, произошедшие от одноименных объектов – первая по приделу Иоакима и Анны при церкви Благовещенья в Кадашеве, вторая по церкви, посвященной тем же святым. В народе старинное церковное имя Иоаким произносилось как Яким, отсюда Якиманка. А рядом с Анненской в Марьиной Роще когда-то была Иоакимовская улица.

Театральный проезд – Театральная аллея. Театральный проезд назван так в 1830х гг. по соседней Театральной площади, на которой и сейчас три театра; Театральная аллея (рядом с метро «Динамо») получила название по летнему театру, построенному в первой половине XIX века в Петровском парке (известному месту загородных увеселений того времени).

Садовая Черногрязская улица – 2 я Черногрязская улица. Первая из них – часть Садового кольца между Красными воротами и Земляным валом, вторая расположена в районе метро «Улица 1905 года» (пересекается со Звенигородским шоссе). Названия обеих происходят от речек Черногрязок, но первая из них – приток Яузы, а вторая – впадает в Москву-реку выше Пресни. Обе речушки теперь не видны, так как текут по трубам.

Шереметевская улица – Графский переулок. И улица, и переулок находятся на землях, принадлежавших ранее графам (переулок!) Шереметевым (улица!).

Прасковинская улица – аллея Жемчуговой. Николай Петрович Шереметев, известный театрал своего времени (конец XVIII в.), тайно венчался с актрисой своего театра Прасковьей Жемчуговой. В ХХ в. ее имя легло в основу названия улицы в Останкине, а фамилия – аллеи в Кускове.

Бутырская улица – Стрелецкая улица – Полтавская улица. Улицы расположены на землях, где раньше располагалась слобода Бутырского (раз!) стрелецкого (два!) полка, отличившегося в Полтавской (три!) битве.

Исторические питейные заведения


Эти заведения вошли в историю не потому, что в них кто-то буйно погулял, а потому, что имена этих кабаков остались в названиях московских улиц, и среди них есть очень даже известные.

Улица Плющиха. Получила название в XVIII в. по кабаку «Плющиха».

Улица Волхонка. На углу этой улицы все в том же XVIII в., в доме, принадлежавшем князьям Волконским, располагался кабак «Волхонка»; кстати, фамилия князей Волконских в неискаженном виде со хранилась в названии Волконских переулков (район Самотечной площади).

Площадь Разгуляй. Естественно, название дано по кабаку «Разгуляй», и тоже в XVIII в.

Эльдорадовский переулок. Назван по располагавшемуся рядом загородному ресторану «Эльдорадо» (район Петровского парка). Кстати, прежнее его название – Цыганский переулок – тоже связано с увеселительной отраслью.

Названия-однофамильцы


Головинская набережная. Рядом располагалось владение Федора Алексеевича Головина, сподвижника Петра I, видного дипломата, генерал-адмирала, участника азовских походов и взятия Нарвы.

Головинское шоссе. Ведет в бывшее подмосковное село Головино, в прошлом вотчину боярина Ивана Владимировича Головы, построившего в Москве несколько крупных каменных зданий и вместе со своим отцом В.Г. Ховриным наблюдавшего за возведением Успенского собора в Кремле (XV в.).

Большой Головин переулок. Укоренившееся название по находившемуся тут в середине XVIII в. дому «ведомства Московской полицмейстерской канцелярии» капитана Головина.

Реки и речушки


В Москве много улиц и переулков, получивших свои названия от протекавших рядом рек, маленьких речек и просто ручейков. Самые знаменитые из них – Неглинная улица, Яузский бульвар, Москворецкая набережная, Сходненская улица. Здесь все понятно и ясно. Но большое число речек (конечно, относительно большое, ведь Москва – не Петербург) город, разрастаясь, поглотил, для удобства градостроительства эти речки и ручейки заключили в трубы разного размера. И никто из москвичей их не видит и не догадывается об их существовании. Но память об этих «водных артериях» осталась в названиях улиц, тех названиях, которые возникли еще до того, как их спрятали по трубам.

Среди таких названий встречаются великолепные экземпляры.

Синичкины (1-я и 2-я) улицы. Речка Синичка, левый приток Яузы, протекала по территории Лефортова (в районе Госпитальной улицы). А вот правый приток той же Яузы – река Рыбинка – сохранилась в названии трех Рыбинских улиц в Сокольниках (недалеко от Сокольнического вала). К городу Рыбинску эти улицы никакого отношения не имеют.

Саринский проезд. Оказывается, здесь протекала речка Сара, левый приток Москвы.

Золоторожский вал. Самое красивое, на мой взгляд, «речное имя». В основе этого названия – ручей Золотой Рожок. Слышите, как переливы этого звонкого ручейка до сих пор звучат в имени улицы?

Пруды и прочая гидротехника


Судя по обилию названий улиц, произошедших от располагавшихся на территории Москвы прудов, это занятие – строительство плотин и запружение речек – было важным и нужным.

Про Чистопрудный бульвар все слыхали. Происхождение понятно – исторический район называется Чистые пруды. Только вот кто-нибудь обращал внимание на то, что пруд-то всего один? И был всегда один. Откуда же такое уважение, что в историю он вошел во множественном числе?

Так же явно читается происхождение улиц: Краснопрудная, Пруд Ключики, Прудовой проезд, Трехпрудный переулок.

Но вот загадки и даже «обманки».

Самотечная улица. Получила название по находившемуся здесь Самотечному (т.е. проточному) пруду, через который протекала река Неглинная.

Напрудный переулок. Здесь располагалось село Напрудное (известно с 1328 г.), которое получило название по речке Напрудной.

Большой Балканский переулок. Назван по существовавшему здесь до 1866 г. Балканскому пруду, который еще раньше назывался пруд Коптелка. Никаких фактов о связи этого переулка с балканскими странами в литературе не имеется.

Бабьегородский переулок. Находится в бывшем Бабьем городке (известен с XVII в.), здесь берег реки Москвы укрепляли сваями с помощью «баб» – подвесных молотов из дерева или чугуна. Городок – от слова «городить», «огораживать», т. е. укреплять.

Забытые слова и понятия


Река времени уносит в небытие не только нашу молодость. В ее неостановимом потоке исчезают память о людях и уклад прежней жизни, забываются рецепты традиционных блюд и профессиональные навыки. Оседает, как ил на дне, целый пласт забытых слов и понятий. И лишь в названиях московских улиц чудесным образом звучат еще кое-где эти старые, непонятные сейчас слова.

Большой Гнездниковский переулок (XVIII в.). Получил название по мастерам литейного дела – «гнездникам», проживавшим в этом районе.

Мажоров переулок (XVIII в.). На звание происходит от должности тамбурмажора – старшего барабанщика в военном оркестре; неподалеку от переулка был расквартирован оркестр Семеновского гвардейского полка.

Староваганьковский и Нововаганьковский переулки. Здесь проживали скоморохи, которые «ваганили» (потешали) царя и бояр. Старый переулок находится на землях села Старое Ваганьково, известного с XIV в., Новый – в Новом Ваганьково (XVII в.).

Руновский переулок (XVIII в.). Возник на месте урочища Руновка, где в XVII в. находился дворцовый Овчинный двор (руно – старинное название овечьей шерсти).

Съезжинский переулок (XIX в.). Укоренившееся название по находившемуся здесь в XVII–XVIII вв. «съезжему двору» – полицейскому участку.

Большой и Малый Могильцевские переулки (начало XX в.). В старой Москве приходские церкви обычно имели при себе небольшие кладбища. По церкви Успения Божьей матери, «что на могильцах» и были названы возникшие здесь переулки (кстати, ранее они назывались Успенскими).

Новая Переведеновская улица (XVIII в.). Получила название по «переведенцам» – городским жителям, бежавшим из Москвы во время эпидемии чумы 1771–1772 гг., по возвращении потерявшим возможность поселиться на старом месте и переведенным сюда, где им была выделена земля для застройки.

Большой Толмачевский переулок (XVIII в.). Возник на месте Толмацкой слободы XV–XVII вв., в которой жили русские и татарские переводчики – толмачи.

Земский переулок (конец XIX в.). Происхождение названия связано с находившимся тут в XVII–XVIII вв. земским двором, в котором жили подметальщики улиц.

Кружальный переулок (XIX в.). Получил название по находившемуся тут в XVIII веке «кружалу», т.е. кабаку.

Кулаков переулок (начало XX в.). Назван по местности Кулаковка; проживавшие здесь мастеровые и извозчики устраивали по праздникам кулачные бои.

Тишинская площадь (XVIII в.). Возникла в малонаселенной местности, отдаленной от городского движения и шума и получившей название Тишина (понятие безусловно забытое в современной Москве).

Большой Спасоглинищевский переулок. Это место с XIV в. называлось Глинищи (по характеру почвы). В XVII в. здесь была построена церковь Спаса Преображения, «что на Глинищах». Из всего этого и сложилось длинное, чисто московское название.

1-й Спасоналивковский переулок. В названии этого переулка сочетаются имя деревни Наливки (с XVI в.), перешедшее затем к стрелецкой слободе, и церкви Спаса Преображения, «что в Наливках», построенной в XVII в. А все вместе – еще один шедевр московской топонимики.

Зельев переулок. До 1922 г. назывался Аптекарским (по находившейся здесь, на окраине Москвы, в Черкизове, аптеке). Но в упомянутом году ему сменили имя, вспомнив, что в старину лекарства называли зельем.

Виндавская улица (начало XX в.). Названа так в связи с расположением рядом с Рижской железной дорогой, которая на момент постройки называлась Виндавской. Тогда город Виндава (ныне Вентспилс) был конечным пунктом этой дороги. И Рижский вокзал тоже назывался Виндавским.

Большая Дорогомиловская улица (XVIII в.). Была главной улицей в Дорогомиловской ямской слободе. Дорогомиловом в XIII в. называлась местность на левом (противоположном) берегу реки Москвы, принадлежала она боярину Ивану Дорогомилову. В конце XVI в. выходцы из этой местности переселились на правый берег реки, прихватив за собой и название, которое впоследствии закрепилось за всей местностью внутри Дорогомиловской излучины Москвыреки.

Площадь Рогожской заставы. Расположена на месте бывшей Рогожской ямской слободы, ямщики которой обслуживали дорогу на село Рогожи, которое в 1781 г. стало городом Богородском (благодаря Екатерине Великой), а в советское время городом Ногинском – в честь В.П. Ногина, революционного и партийного деятеля (естественно, благодаря большевикам).

Ковров переулок (конец XIX в.). Рядом с переулком проходила Нижегородская железная дорога, главные мастерские которой находились в городе Коврове (Владимирская область). Вот отсюда (а почему?) и называли переулок Ковровским, а для краткости Ковров.

Улица Спиридоновка. Здесь в XVI в. располагалась церковь Рождества Богородицы на Козьем болоте, а к церкви этой был построен придел святого Спиридония. Вот этот придел и послужил основой названия.

Хлыновский тупик (XVIII в.) Название дано по иконе св. Николая, располагавшейся в приделе церкви Введения Богородицы. Непонятно? А все дело в том, что икона эта была перенесена в эту церковь из города Хлынова – так тогда называлась Вятка, ныне город Киров. Неплохая логическая цепочка, а?

Хованская улица. Здесь тоже хорошая цепочка. Название получила в 1922 г. Расположена в Останкино, на месте дороги в бывшее село Леоново, вотчину князей Хованских. Интересное название у этой улицы было и раньше. Называлась она Александровской – в честь посещения императором Александром II владений графа Шереметева (вы еще не забыли, что все это происходит в Останкино?).

Просто красивые московские названия


Читая названия этих улиц, убеждаешься, что жили в нашем городе романтики. Хотелось им, чтобы в городе были не только красивые дома... А может, мне только показалось, и это случайная улыбка истории? И все-таки, согласитесь, приятно пройтись по улице, название которой хочется произносить вслух.

Улица Вешних Вод. В 1964 г., когда подмосковный город Бабушкин вошел в состав Москвы, бывшая Тургеневская улица была переименована в память И.С. Тургенева по названию его повести «Вешние воды».

Улица Красная Сосна. Происхождение названия тоже связано с бывшим городом Бабушкиным. Так назывался дачный поселок, расположенный, как вы догадываетесь, в сосновом бору.

Улица Пруд Ключики. Названа (в начале XX в.) по близлежащему пруду Ключики, расположенному в верховьях реки Нищенки.

Улицы Измайловского зверинца. Старинное село Измайлово в XVI в. стало вотчиной бояр Романовых, в XVII в. превратилось в царскую подмосковную усадьбу. Здесь были возведены дворец, церкви, многочисленные службы, устроены сады, огороды и даже зверинец. В 1929 г. две улицы, проходящие по территории этого зверинца, получили соответствующие названия (разумеется, с дополнительной статусной частью, т.е. 1-я и 2-я).

Улица Старый Гай. Унаследовала (в 1970 г.) название ранее существовавшего здесь проезда Старый Гай, который был проложен по направлению к лесу (гай – по-украински лес). Название проезду, по-видимому, было дано крестьянами-украинцами, переселенными сюда, в Кусково, в XVIII в. графом Шереметевым.

Белокаменное шоссе. Такое красивое, чисто московское название этой улицы (помните – «белокаменной когдато в старину звалась Москва») произошло всего лишь от названия станции Московской Окружной железной дороги. А вот почему эту станцию так назвали, для меня загадка.

Улица Церковная Горка. Название возникло в XIX в., дано по возвышенной местности, на которой стояла церковь. В общем, все правильно, очень емкое, информативное, а главное – красивое название.

Улица Чугунные Ворота. Получила название по воротам чугунного литья, входившим в ансамбль Кузьминского парка, созданный архитектором Д.И. Жилярди.

Проезд Соломенной Сторожки. Находится на окраине парка Тимирязевской сельхозакадемии. Свое название получил в XIX в. от сторожевой будки с соломенной крышей, много лет стоявшей на близлежащих огородах.

Река, дающая названия


Есть в Москве река, которую все знают, но которую почти никто не видел. И только самые любознательные могут увидеть ее устье рядом с Большим Каменным мостом. Догадались, о какой реке идет речь? Ну, конечно, это Неглинная, или просто Неглинка. Река, которая во многом определила структуру нашего города. А еще этой реке обязаны своими названиями многие улицы и переулки. Итак, поехали.

Неглинная улица. Самая «молодая» из центральных московских улиц. Возникла по сути дела только в 1819 г., когда реку Неглинку заключили в трубу. До 1922 г. называлась Неглинным проездом (московская шутка – «эй, длинный, где проезд Неглинный?»). Естественно, полностью повторяет линию русла самой реки.

Улица Кузнецкий мост. В конце XV в. великий князь московский Иван III основал слободу кузнецов, трудившихся на расположенном рядом Пушечном дворе. В слободе через реку Неглинку построили мост, названный, конечно, Кузнецким. В XVIII в. улица по обе стороны моста стала называться «Кузнецкий мост». В 1819 г. (см. выше) мост разобрали. Название улицы осталось, надеюсь, на века.

Трубная площадь, Трубная улица. Там, где река Неглинка пересекала стену Белого города, в башне для протока воды устроили трубу. Расположенную рядом площадь стали именовать просто Трубой. В 1819 г. (см. выше) реку заключили в большую трубу на всем протяжении, название площади уже отражало как бы трубу в двух смыслах (как старую, так и новую). Улица получила название по причине примыкания к площади. Кстати, когда-то на Трубной площади (в начале XIX в.) располагался цветочный рынок, переместившийся вглубь по бульвару, что привело к возникновению названия Цветной бульвар. На самой же площади до 1930-х гг. располагался Птичий рынок (почитайте рассказ А.П. Чехова «Трубная площадь»). В настоящее время Трубная площадь, по-моему, единственная в Москве, где сходятся три бульвара: Рождественский, Петровский и Цветной.

Самотечная улица, Самотечная площадь. Получили название по находившемуся здесь Самотечному (т.е. проточному) пруду, через который протекала река Неглинная. Речку в этом месте иногда называли Самотекой.

Напрудный переулок. Название получил от речки Напрудной, притока Неглинки. Здесь располагалось село Напрудское, известное с 1328 г. В середине XVII в. здесь уже была Напрудная дворцовая слобода, в которой значилась Большая Напрудная улица.

Вышеславцевы (1-й и 2-й) переулки. До 1922 г. назывались Неглинными переулками, поскольку располагались в верховьях реки Неглинки. Современное название получили в 1922 г. по Вышеславцевым прудам, вероятно, тоже связанным с Неглинкой.

Новосущевская улица. Название с Неглинкой никак не связано (были в XVII в. старая и новая Сущевские слободы), а вот располагается она (как и Неглинная улица, см. выше) аккурат на месте реки Неглинной, заключенной и здесь (в самой верхней части своего течения) все в ту же самую пресловутую трубу.

Об историческом и официальном


Некоторое отступление. Так как я не историк, не архивариус, и даже не писатель, а просто читатель, мне хочется поделиться с другим читателем впечатлениями от прочитанного. А также увиденного и услышанного. И посему изложенное ниже можно назвать «заметками на полях».

...Названия улиц и переулков в Москве до 1917 г. (как говорили персонажи М.М. Зощенко – «в мирное время») никогда не присваивались официально, т.е. указами или распоряжениями. Они всегда возникали «снизу», стихийно, т.е. в высшей степени исторически, в результате опыта поколений.

Москва вообще город очень стихийный. Его никогда не планировали специально, не рисовали на чертежах новые улицы и площади. Даже крепостные стены (Китай-город, Белый город, Скородом) строились вокруг сформировавшихся кварталов, т.е. по свершившемуся факту. Как говорится, что выросло, то выросло. А вырастало в основном целесообразно, ибо в процессе человеческой деятельности все ненужное отсекалось и исчезало.

Интересный факт. В конце XVII в. при царе Алексее Михайловиче Москва в очередной раз пострадала от пожара (выгорела больше чем на одну треть). Государь распорядился помочь горожанам восстановить постройки и подчеркнул, чтобы сохранялась сложившаяся форма улиц, со всей их кривизной. Современные специалисты считают, что таким образом царь заботился о противопожарных мерах – на прямых улицах сильнее ветер и огонь быстрее распространяется. Я позволю себе в этом усомниться (не в направлении ветра, а в побудительных мотивах Алексея Михайловича). Кривизна московских улиц не помешала ведь предыдущему пожару сжечь массу домов. Я полагаю, что Алексей Михайлович понимал (хотя бы подсознательно), что такое историчность, и не решился ломать то, что сложилось за предыдущие века, – структуру московских улиц.

В прошлом веке городом заправляли люди, для которых история и исторический опыт народа – мусор под ногами. Город (историческую часть) перекроили; часть улиц при этом просто исчезла, а оставшимся поменяли названия по своему «пролетарскому» вкусу. Сейчас мы, москвичи, в довольно сложном положении. Облик города изменен до неузнаваемости (это не лозунг, посмотрите старые фотографии) и продолжает меняться (стоит напомнить, что до 30-х гг. ХХ в. Манежной площади не было вовсе).

В последние годы многим улицам вернули их старые названия, которые теперь для многих жителей звучат как новые и непонятные. И не удивительно. На Большой Никитской улице уже нет Никитского монастыря, нет Сухаревой башни на Сухаревской площади, а Страстной бульвар начинается от Пушкинской площади, на которой ничто не напоминает о Страстном монастыре. Если каким-то улицам названия вернули, то другим все еще нет (Большая Калужская до сих пор зовется Ленинским проспектом, а Большая Алексеевская – Большой Коммунистической). А двум московским площадям вообще дали новые названия, никак не связанные с их историей (площадь Коммуны, которая ранее звалась Екатерининской по одноименному институту благородных девиц, стала вдруг Суворовской, а площадь Ногина стала Славянской, хотя имела историческое название Варварская). Вот та кой он сейчас перед нами, наш город, не совсем советский, не совсем российский.

А может, самое правильное – оставить все таким, как сейчас есть, как сложилось и состоялось к концу сумасшедшего века, века Ха-Ха, как называл его один литературный герой, уже не помню кто. Ведь все, что происходит, это и есть история. Не надо больше ничего трясти. И даже самые дурацкие названия народ, в конце концов, подправит (сократит, приспособит, очеловечит).

Мы же на этих страничках будем высказывать свое мнение, ехидничать или восхищаться, разбираться в лингвистических корнях и просто ориентироваться в историческом пространстве-времени. Без этой ориентации можно потеряться навсегда.

Облагороженные названия


Знаменитая высотка на Котельнической набережной сейчас прикрывает подножие Таганского холма, который 200 лет назад называли Швивой горкой. Странное название. Все открывается, если переставить местами первые две буквы – Вшивая горка (это же не гора, а холм, горка маленькая, «вшивая»). Но из желания выражаться «благородно» москвичи употребляли это слово с искажением, переставляя буквы. Наверное, не хотелось поганить свой город даже таким названием.

А вот еще пример «благородного» употребления названий. В прошлом веке ассенизаторов называли «золотарями», а то, что они выгребали из ям – «золотом». Улица, по которой был проложен маршрут для ассенизационных обозов, направлявшихся за город, получила в результате название Золотая улица (недалеко от Измайловского парка, ближе к Окружной дороге). А была еще одна Золотая улица, на которой жили золотари-ассенизаторы, теперь она называется Щукинская.

Загадка «больших денег»


Рядом с Краснобогатырской улицей расположена Миллионная улица. Но никаких банков, особняков олигархов или чего-то такого на ней никогда не было. Происхождение этого названия связано с объектом, расположенным совсем не рядом с улицей. В конце XVIII в. для прокладки Мытищинского водопровода через реку Яузу в районе села Ростокино был сооружен акведук. Строительство его обошлось очень дорого, и в народе его прозвали Миллионным мостом. А в соседнем селе Богородском одна из улиц позже стала называться Миллионной, в память об этой дорогостоящей стройке.

Вот только расстояние от этой улицы до Ростокинского акведука и по нынешним меркам не малое. Почему же так называть стали улицу, не рядом расположенную? Вряд ли мы теперь узнаем. Странный мы народ, москвичи. А Ростокинский акведук существует и поныне. Проезжая по проспекту Мира в сторону Северянинского путепровода, обратите на него внимание, объект-то уникальный.

Об историческом и логическом


Хочется немного поворчать по поводу некоторых дурных названий. Оставив в стороне эстетические и лингвистические критерии, заметим, что всякое название городского объекта (улицы, площади, дома, моста и т.д.) должно четко обозначать (выделять) его среди подобных. Стало быть, помогать горожанину, или гостю города ориентироваться на местности. А значит, название должно быть обязательно и прежде всего логичным. В основе его должен быть какой-то отличительный объект, расположенный на этой улице (или рядом с ней). Таким объектом может быть церковь, завод, бывшая деревня, какой-то особенный дом, река или пруд, дорога в другой город или наконец питейное заведение.

И поэтому такие некрасивые или топорные названия как Шарикоподшипниковская или Вагоноремонтная улицы все-таки логичны. Но какая логика в таких названиях: Дорожная улица, Гаражная улица, Широкая улица? Это и есть отличительные объекты? А уж название

Проектируемый проезд вообще не может быть в реальном городе (на плане застройки – пожалуйста, а у реальной улицы должно быть живое имя). Все это следствие пренебрежения к жизни города, неуважения к людям, которые в нем живут, да и просто лени. В конце концов, уж лучше 5, 6... 15-я Парковые. Четко и нормально. Лишь бы рядом с 5-й была обязательно 4-я и все предыдущие. А ведь сколько в Москве таких ситуаций: есть 4-й Вятский пер., а первые три? Есть 1-й, 2-й и 4-й Хуторские переулки, а где 3-й? есть 1-я и 4-я улицы 8-го Марта, а где 2-я и 3-я? Список прижелании можете продолжить сами.

«Несчастливый район»


Есть в Москве (недалеко от моего дома) район, которому очень не по везло с историческими названиями. Называют его по привычке «районом площади Коммуны».

Эта бывшая площадь Коммуны, а ныне Суворовская площадь, звалась когда-то Екатерининской. Свое старое название площадь получила в XVIII в. по Институту благородных девиц ордена св. Екатерины (или проще Екатерининский институт).

С приходом к власти «гегемона» девиц разогнали, институт закрыли, а в его здании устроили Центральный дом Красной Армии (позже Советской Армии). Площадь спустя несколько лет назвали площадью Коммуны (в честь Парижской коммуны). Перед Великой Отечественной войной построили «аграмадное» здание театра, и не простое, а в форме пятиконечной звезды, которую можно увидеть только с самолета. Через три года такую возможность получили немецкие летчики, бомбившие Москву (еще бы – такая мишень). А сразу после войны на площади поставили закладной камень, на месте, «где будет воздвигнут памятник Суворову». Но долго памятник не воздвигали. Вспомнили об этом почему-то в начале перестройки и быстро памятник поставили. Площадь тут же переименовали в Суворовскую, хотя в это время начался процесс возвращения улицам и площадям Москвы исторических названий. А за 12 лет до этого при строительстве Олимпийского комплекса исчезли две Екатерининские улицы (Большая да Малая) – последние, что «помнили» времена благородных девиц. И всё, никаких исторических следов. Театр (как и «Центральный дом») теперь именуется «... Российской армии», ресторан ЦДСА переименовали в «Салтыков» (до института благородных девиц в этом здании была усадьба Салтыковых).

Одним словом, не везет Москве с Екатериною. Вот и Петровский путевой дворец, построенный при ее правлении, всем москвичам теперь известен как «академия Жуковского».

Кстати, рядом с Екатерининской площадью был еще один институт – Александровский, для детей сред него сословия. Ему с исторической памятью повезло больше. И хоть бывшая Александровская площадь по-прежнему зовется площадью Борьбы (конечно, пролетарской, а не греко-римской), сохранился Институтский переулок, названный именно по своей близости к Александровскому институту. А стоящий ныне поблизости МИИТ к этому названию не имеет никакого отношения.

Принципиальное исключение


Читатели, наверное, уже поняли, что я противник изменения исторических названий «волевыми решениями». Но есть, по крайней мере, один случай, когда возражать не хочется. Есть рядом с Бауманской улицей Волховский переулок. Как и улица, переулок раньше назывался Немецким (расположен он в бывшей Немецкой слободе, куда со времен царя Алексея Михайловича селили иностранцев). В 1942 г. его переименовали в Волховский, в память о боях на реке Волхов, на подходах к Ленинграду. К тому же, сами понимаете, в разгар войны с гитлеровской Германией наличие в Москве Немецкого переулка «резало ухо». А теперь, спустя 50 лет, этот факт переименования уже сам стал историческим событием. И возражать здесь – рука не поднимется. Согласны?

Так возникают загадки


В атласе «Москва современная» читаю алфавитный указатель. И вдруг стоп – Ательный проезд. Вот те на, что сие значит. Может – Отельный? Но это где-то в самом центре, не знали наши предки такого слова. Гляжу внимательно на карту, и постепенно понимаю. Рядом с Солянкой находится Воспитательный проезд; там, где теперь Военнаяакадемия имени Дзержинского, был в XVIII в. Воспитательный дом, учреждение для сирот и бездомных; отсюда и название проезда. А при подготовке указателя произошла ошибка, начало названия «стерлось» (первые шесть букв), и появилось такая сложная «загадка топонимики».

Обманчивые названия


Часто хочется самому разгадать секрет возникновения того или иного названия. Иногда это удается, а вот иногда я просто попадаю впросак. Московская топонимика преподносит настоящие сюрпризы по принципу «Федот да не тот».

Вольная улица. Названа так в 1922 г. Ну, все понятно. Поименована в честь вольной жизни советских трудящихся. А вот и нет. В справочнике сказано, что по фамилии бывшего домовладельца. Жаль, не приводится сама фамилия. А до этого улица прозывалась Гжельская, но не в честь знаменитого центра керамики, а потому, что здесь жили рабочие-кирпичники, приехавшие из той самой Гжели (трудились они на соседнем кирпичном заводе, и соседняя улица до сих пор зовется Кирпичная).

Красноказарменная улица. С первого взгляда, очень советское название, стояли тут, наверное, казармы, в которых обитала Красная гвардия (или армия). Оказывается, казармы действительно были и назывались они Красными, но задолго до появления большевиков. Дело в том, что построены были эти казармы из красного кирпича. Все очень просто и понятно, а главное, естественно.

И вот что интересно. Ошибаться в другую сторону (принять советское название за старое, историческое) не приходилось. Как правило, с советскими названиями все четко, видно за версту (например, улица Третьего Интернационала или Аллея Пролетарского Входа). Наверное, вы можете привести другие примеры.

Имена улиц и имена людей


Многие улицы Москвы на наше счастье сохранили в своих названиях фамилии людей, которые на них жили. К счастью потому, что в некоторых случаях это единственное историческое свидетельство об этих людях.

Это очень увлекательный вопрос – связь города и людей, в нем живших. Я постараюсь рассказать об улицах, чьи названия хранят память о москвичах, о людях, живших, работавших или еще как-то связанных с нашим городом.

Машкова улица. Улица Чаплыгина до 1942 г. называлась Машков переулок; это старое название известно с XVIII в. и было дано по фамилии домовладельца Машкова. В 1922 г. соседний переулок Добрая слободка, чтобы избежать дублирования (в районе Разгуляя есть Доброслободская улица), был переименован в Машкову улицу (по принципу наследования названия от соседнего объекта). В этой сложной комбинации до нас чудом дошла фамилия из XVIII в. – некоего господина Машкова. Сейчас мы даже точно не знаем, где правильно поставить ударение – МашкОва или МАшкова?

Недалеко от Самотечной площади находится Лихов переулок, получивший в XIX в. свое название по фамилии домовладельца. Доэтого он назывался Дурной переулок и тоже по фамилии домовладельца. Один переулок – две загадки с фамилиями: Лихов, Лихой, Лихин? Дурной, Дурин, Дурново, Дурный?

Уланский переулок. Гусары, уланы и прочие кавалеристы здесь не причем. Переулок связан с фамилией проживавшего здесь в XVIII в. дьяка Уланова. (Кстати, дьяк – это не священник, а государев чиновник.)

Лялин переулок. Это такое ласковое, очень женское название связано с домовладельцем XVIII в. ротмистром Лялиным (мужчина, да еще военный). Переулок пересекает уникальное место – Лялину площадь, единственную в своем роде, маленькую и уютную. Говорят, такой же была знаменитая Собачья площадка, погребенная под Новым Арбатом. К счастью, в этом районе не успели проложить суперновый проспект. Будете у Покровских ворот – обязательно зайдите на эту площадь, всего-то 300 метров.

Милютинский переулок. В XVIII в. здесь находилась шелковая фабрика Милютина, бывшего истопника Петра I. Еще один «птенец гнезда Петрова».

2 я Медведковская улица. Находится на землях села Медведкова – родовой вотчины князей Пожарских. В начале XVI в. селом владел предок Дмитрия Пожарского – князь Владимир Федорович Пожарский, по прозвищу Медведь (наверное, сильный был человек). Есть сведения, что и герой народного ополчения Дмитрий Пожарский тоже жил какое-то время в родном селе.

Несвижский переулок. Называется с середины XIX в. по фамилии домовладельца князя Несвицкого. Искажению названия способствовало, возможно, то обстоятельство, что во второй половине XIX в. здесь был расквартирован 4-й Несвижский гренадерский полк. И все-таки, сначала князь, а потом уже полк.

Неподалеку от станции метро «Семеновская» расположен район с историческим названием Благуша. Напоминает об этом одноименная улица. Называть эту местность стали так в XIX в. по существовав шей здесь ранее Благушинской роще. В конце прошлого века началась застройка Благуши и соответственно проектирование улиц. Три новых улицы были названы в честь тех, кто это делал. Вельяминовская, Мироновская и Фортунатовская улицы сохранили с конца XIX в. имена геодезиста Вельяминова, геодезиста Миронова и инженера-проектировщика Фортунатова. И что интересно, эти улицы ни разу не переименовывались. Вот так!

Третьяковский проезд. В 1872 г. архитектор А.С. Каминский построил на участке, принадлежащем братьям Третьяковым, уникальный комплекс зданий, образовавших новую (правда, очень короткую) улицу. Уникальность заключалась прежде всего в том, что здания были как бы вписаны в Китайгородскую стену. Разумеется, все расходы оплатили Третьяковы. Сразу после окончания строительства они подарили все это городу. В честь чего новый проезд был поименован по их фамилии. А самое знаменитое сооружение, связанное с фамилией Третьяковых, всемирно прославленная Третьяковская галерея находится в переулке, хранящем в своем названии фамилию «купеческой вдовы» Лаврушиной. По разному люди входят в историю. Одни – делами всей своей жизни, другие – на попутном трамвае.

Нарышкинский сквер. В 1872 г. потомок знатного княжеского рода Е.А. Нарышкина, проживавшая в нынешнем доме №9 по Страстному бульвару, на свои средства благоустроила часть улицы, прилегавшей к ее дому. Что было дальше – догадываетесь? Ну, разумеется, подарила этот ухоженный участок городу. В уважение такого поступка городская дума назвала новый бульвар Нарышкинским сквером. Сейчас он полностью включен в Страстной бульвар.

Право слово, в наше время, когда столько желающих оттяпать у города часть улицы и устроить платную стоянку, все эти истории с подарками звучат как-то сказочно.

Улица Бахрушина. Это имя ей дали в 1969 г. (по принципу «лучше поздно, чем никогда»), увековечив имя еще одного удивительного человека, создателя Театрального музея. В 1895 г. Бахрушин построил на этой улице особняк специально под музей (к этому времени у него уже была большая коллекция), а в 1913 г. подарил все Российской академии наук. Между прочим, Бахрушин «по профессии» был промышленником, в числе прочих ему принадлежала обувная фабрика, которая теперь зовется «Парижская Коммуна».

Еще несколько слов о семье Бахрушиных. В 1887–1908 гг. на средства Бахрушиных в Сокольниках на Стромынке была построена большая больница, которую так и назвали – Бахрушинская. Две соседние улицы стали именоваться Большой и Малой Бахрушинскими. В советское время больницу переименовали в «имени Остроумова» (в честь известного врача), вслед за этим и улицы лишились «бахрушинской прописки», стали именоваться Большой и Малой Остроумовскими.

Напротив этой больницы примерно в то же время на средства купцов Боевых был построен «Дом призрения престарелых и неспособных к труду инвалидов». Теперь в его зданиях Туберкулезный институт, а вот улицы вокруг хранят память о меценатах – 1-я и 2-я Боевские улицы.

Был в Москве еще один знаменитый дом, связанный с фамилией Бахрушиных. На Софийской набережной, напротив Кремля, в 1898–1900 гг. было построено на средства братьев Бахрушиных громадное (по тем временам) здание – «дом бесплатных квартир». Он предназначался для бедных вдов с детьми и бедных курсисток. В 1912 г. в доме имелось 456 квартир, каждая в одну комнату площадью от 13 до 30 кв. метров. На 1 января 1912 г. в них проживало 2008 человек (630 взрослых и 1378 детей), в том числе 160 курсисток. При доме было начальное училище для детей обоего пола, два детских сада и две учебные ремесленные мастерские – для мальчиков и для девочек. Естественно, что москвичи называли этот дом Бахрушинским.

Там, где Шмитовский проезд пересекает Окружную железную дорогу, находится улица Ермакова Роща. В начале XX в. еще один «мироед» купец Ермаков построил здесь большое каменное здание богадельни и насадил вокруг нее рощу. И богадельня, и роща стали называться Ермаковскими. В 1917 г. победивший пролетариат ликвидировал все богадельни, рощу вырубили попозже в интересах индустриализации, а вот название улицы осталось. А Ермаков, между прочим, помимо этой еще две богадельни построил в разных районах Москвы, от них уж совсем никакого следа не осталось.

А рядом с Ермаковой рощей есть платформа Тестовская Белорусской ж/д. Здесь был Тестовский поселок, который построил купец Тестов, владелец знаменитого трактира на Охотном ряду. А поселок этот он построил для семей участников хора цыган, певшего в его трактире.

Кстати, Шмитовский проезд был поименован так в 1931 г. в память Н.П. Шмита, фабриканта по профессии, активного участника декабрьского вооруженного восстания 1905 г. на Пресне. А до этого проезд назывался Смитовским по находившемуся здесь котельному и арматурному заводу «Смит и Ко». Вот такое сверхэкономное переименование – сменили всего одну букву.

Несколько слов вдогонку


Еще один пример «экономного» переименования. Рядом с Остоженкой есть Савельевский переулок. Ранее он именовался Савеловским, по фамилии домовладельцев Савеловых. В первые годы Советской власти его назвали в честь большевика Савельева-Шелехеса. По сути дела заменили одну букву («о») на две («ь» и «е»). Рационально.

И поныне Большая Коммунистическая улица сохраняет свое партийное название. А была она когда-то Большой Алексеевской, по церкви Алексия Митрополита что в Рогожной слободе, стоящей сейчас на Малой Коммунистической. Я же долгое время был уверен, что старое название улицы связано с тем, что на ее территории находилось владение купцов-промышленников Алексеевых (и жилой дом, и предприятие). Вот такое совпадение – Алексеевы поселились на Алексеевской улице, когда она уже была Алексеевской (может, нарочно?). Кстати, это те самые Алексеевы, из которых родом великий реформатор театра Константин Сергеевич Алексеев (Станиславский).

Есть в Москве еще один пример, когда путают причину со следствием, – Мансуровский переулок. Знаменитая русская актриса Цецилия Мансурова, выбирая себе псевдоним (настоящая ее фамилия – Воллерштейн), вспомнила тот переулок, где она училась актерскому мастерству в студии Вахтангова. Переулок назывался Мансуровским задолго до рождения актрисы, по фамилии домовладелицы Аграфены Мансуровой. По прошествии времени многим представляется теперь, что назван этот переулок был в честь актрисы. Нет. Не путайте: актриса от переулка, а не переулок от актрисы.

Как бы исторические названия


На этих страницах уже не один раз звучало понятие «историческое название». И всегда предполагалось, что это такое название улицы, переулка, и т.д., которое возникает в самой жизни горожан, как говорится, в процессе исторического опыта. Чтобы как-то обозначить («назвать») улицу, люди выделяли какой-то значимый объект (церковь, река, слобода или село, характер местности и т.д.). И чем точнее обозначали, тем лучше приживалось у людей название.

А был в нашей истории и другой способ именования – приказной. С такого дня такого-то года называть эту улицу «имени дяди Васи». Можно устанавливать эти приказные названия тоже по-разному: с учетом топонимических правил или вовсе без них.

В 1922 г. первая советская комиссия по переименованию придумала много названий для старых московских улиц, и, надо сказать, немало было удачных, которые до сих пор воспринимаются как исторические. Конечно, это «новодел» (как восстановление храма XVII в. с применением железобетона), но по крайней мере, новодел грамотный.

Вот примеры таких названий.

Пушечная улица. Названа по располагавшемуся здесь государеву Пушечному двору. До 1922 г. называлась Софийкой – по церкви св. Софии.

Плотников переулок. Находится на месте дворцовой Плотницкой слободы. Раньше назывался Никольским по слободской приходской церкви св. Николая в Плотниках.

Подсосенский переулок. Построенная здесь в 1476 г. церковь называлась «Введения под Сосенками» (с XIV в. известно урочище Сосенки). До 1922 г. переулок назывался Введенским.

Костянский переулок. Назван по находившейся здесь с XVII в. свалке костей, вывозившихся с боен Мясницкой слободы. До переименования назывался Стрелецким, естественно, по стрелецкой слободе.

Дмитровский переулок. Назван по соседней улице Большая Дмитровка, которую вскоре переименовали в Пушкинскую. До 1922 г. переулок назывался Салтыковским, по фамилии домовладельца XVIII в. Старосадский переулок. В этом месте в XVI в. действительно были сады великого князя. Но назывался он до переименования Космадамианским (по церкви Козьмы и Дамиана). Такое же историческое название было и у нынешнего Старопанского переулка. При переименовании использовали тот факт, что расположенное здесь когда-то урочище называли Старые Паны (наверное, жили тут поляки).

Лечебная улица. Названа по находящейся здесь Благушинской больнице. Раньше называлась Давыдовской улицей, по фамилии одного из планировщиков этой местности при ее застройке. Дальше я просто перечислю названия улицы и переулки, которым были присвоены в 1922 г. «исторические» названия: Вспольный переулок, Щетининский переулок, Старый Толмачевский переулок, Солдатская улица, Хвостовы (12-й) переулки, Боярский переулок, Лучников переулок, Хоромный тупик, Елоховский проезд, 13-й Колобовские переулки, Большой и Малый Могильцевские переулки, Сверчков переулок, Самокатная улица, Стрелецкие (14-й) переулки, Елисеевский переулок, Заставный переулок.

Неплохой вклад в «исторические названия» Москвы, не правда ли? Во всяком случае – лучше, чем улица Саляма Адиля или Хулиана Гримау.

Вместо заключения


И наконец – еще несколько фактов про интересные московские личности. (Приводимый далее материал основывается на данных из статьи С. Романюка в журнале «Наука и жизнь» №12 за 1998 г. и из книги А.Н. Боханова «Коллекционеры и меценаты в России».)

Боткинская больница ранее именовалась Солдатенковской по той простой причине, что построена на средства Кузьмы Терентьевича Солдатенкова (уже после его смерти, по завещанию). Солдатенковы происходили из крепостных крестьян, в конце XVIII в. стали купцами. Самым известным человеком из этой семьи был безусловно Кузьма Терентьевич, меценат, прогрессивный издатель, собиратель живописи.

Он торговал пряжей, занимался учетом векселей, очень удачно вкладывал средства в различные предприятия, нажил большое состояние, но одновременно всю жизнь глубоко интересовался историей, живописью, театром, одним из первых стал собирать картины русских художников, основал издательство. В числе прочих его дел – открытие «богадельни в память 19 февраля 1861 года» (Мещанская улица, дом №15). В богадельню принимались преимущественно бывшие дворовые, участь которых после уничтожения крепостной зависимости была печальна – не привыкнув за всю жизнь ни к чему, кроме обслуживания господ, они оказались совершенно не приспособленными к новой вольной жизни.

К сожалению, фамилия Солдатенкова «не сохранилась» на карте нашего города – ни улицей, ни переулочком. Такая же историческая участь постигла еще одного интересного человека – Гаврилу Гавриловича Солодовникова. В конце улицы Гиляровского (бывшей 2й Мещанской) стоят два громадных и по-своему изящных дома (№57 и №65). Это бывшие дома дешевых и бесплатных квартир, которые на картах начала века указывались как Солодовниковские. (Кстати, помните дом бесплатных квартир Бахрушина?). У Солодовникова было два таких дома – один для семейных, другой для одиноких. В доме для семейных было 183 заранее меблированные однокомнатные квартиры, каждая площадью от 16 до 21 кв. метра.

Г.Г. Солодовников был богатейшим человеком в Москве, домовладельцем, землевладельцем, банкиром, ему принадлежал огромный пассаж на углу Петровки и Кузнецкого моста. И в то же время о его скупости в Москве ходили легенды, он скудно питался, мог позволить себе «стибрить» яблоко у разносчика, на своей коляске поставил резиновые шины только на задние колеса и т. п. При этом он постоянно жертвовал деньги на содержание Варваринского сиротского приюта, выстроил грандиозное театральное здание (Б. Дмитровка, дом 6, здесь теперь Театр оперетты). После его кончины в 1902 г. сумма наследства составила 21 миллион рублей, из которых только 800 тысяч полагалась родственникам, а остальное – на благотворительные цели.

...Может быть, у этих людей получилось бы лучше строительство нашего «светлого будущего»?

Автор: Викулов Н.П.

Источник: «Новый топонимический журнал», №1 (10), 2005 г.

Тэги: Викулов Н.П., НТЖ, НТЖ 2005 №1, Евразия, Россия, Москва

Статья опубликована с разрешения правообладателей – Информационно-издательского агентства «ЛИК» и редакции «НТЖ».


Комментарии (0)




Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям230) 13.06.2018 Самарская топонимика
229) 26.05.2018 Самарская топонимика
228) 26.05.2018 Самарская топонимика
227) 28.04.2018 Англо-русский и русско-английский словарь географических названий
226) 21.03.2018 Липецкая топонимия
225) 12.03.2018 Самарская топонимика
224) 12.03.2018 Самарская топонимика
223) 12.03.2018 Самарская топонимика
222) 14.02.2018 Англо-русский и русско-английский словарь географических названий
221) 26.01.2018 Словарь китайских топонимов на территории советского Дальнего Востока. Часть 5


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2018 Toponimika.ru