Топонимика

Главная | Книги | Комменты | Форум      Контакты: toponimika@list.ru



Статья

Все статьи (230)



О лингвострановедческом потенциале топонимов и о соответствующем словаре

Добавлена: 21.08.2012 | Просмотров: 4475<<< >>>

Топонимика – это язык земли, а земля есть
книга, в которой история человечества
записана в географической номенклатуре.

Н.И. Надеждин


Имена собственные изучаются в особой отрасли языкознания – ономастике (от греч.: «искусство давать имена»). Ключевое место в ономастике занимает топонимика – раздел ономастики, изучающий топонимы, т.е. собственные имена любых географических объектов, закономерности их возникновения, развития, функционирования (Суперанская, 1985, 175). Долгое время топонимику рассматривали как вспомогательную науку на стыке истории, географии, лингвистики. В последние десятилетия ХХ века появилось большое количество лингвистических топонимических исследований, и топонимика твердо заняла свое место в ряду лингвистических наук (М.В. Горбаневский, А.И. Матвеев, В.П. Нерознак, В.А. Никонов, Н.В. Подольская, Г.П. Смолицкая, А.В. Суперанская, и мн. др.), хотя интерес к топонимическим исследованиям историков и географов по-прежнему велик (В.А. Жучкевич, Э.М. Мурзаев, А.И. Попов, Е.М. Поспелов и др.). Издаются специальные сборники по топонимике, проводятся конференции, создаются топонимические словари.

Большой вклад в становление топонимики как науки внес В.А. Никонов (1965). Им показана историчность топонимии, разработаны принципы типологии и классификации топонимов, что в значительной степени способствовало формированию теории и методологии топонимики. В плане общей теории топонимики находятся и работы Э.М. Мурзаева (1974), А.В. Суперанской (1985), А.И. Матвеева (1986) и др. Центральной теоретической проблемой топонимики, как и ономастики в целом, является вопрос о значении топонима. Большинство исследователей, отмечая специфичную для имени собственного непонятийность, в то же время не отрицают связи имени с понятием вообще: каждое имя (название) связано с родовым определяемым (город, река, лицо), без связи с которым оно не может функционировать в речи. Но у имени собственного эта связь с понятием опосредованна (через вещь), а у имени нарицательного непосредственна (Суперанская, 1973, 266).

В.А.Никонов выделяет три плана значения топонимов: 1) дотопонимическое (этимологическое, апеллятивное) значение; 2) собственно топонимическое (прямое географическое) значение; 3) посттопонимическое – ассоциации, связывающиеся у человека с названием в результате знакомства с объектом (Никонов, 1965, 57-61). Таким образом, кроме чисто лингвистического компонента в лексическом значении топонима присутствует и экстралингвистический. А.В. Суперанская предлагает различать три типа «информации», которую несут имена собственные: речевую, которая осуществляет связь имени с объектом и выявляет отношение говорящего к объекту; энциклопедическую – комплекс знаний об объекте, доступный каждому члену языкового коллектива, пользующемуся данным именем (максимальный или минимальный – что зависит от степени известности объекта); языковую (имя), необходимую для понимания слова, в которой выделяется несколько компонентов: языковая принадлежность, словообразовательная модель, этимологический смысл, выбор производящей основы, языковая ситуация создания имени (Суперанская, 1973,259-260). Кроме того, имя собственное – носитель определенных коннотаций: социальных, исторических, эмоциональных, национальных, идеологических и т.п. (там же, 270-271).

Топонимическая наука сегодня отличается поисками новых исследовательских аспектов. Одним из направлений в работе топонимистов является региональная топонимика, примыкающая к более широкой области исследований – лингвокраеведению и шире – лингвострановедению.

С точки зрения лингвострановедения слово как единица языка понимается как хранитель и источник национально-культурной информации, накопленной человечеством, т.е. вмещает в себя знания о действительности, свойственные как массовому, так и национальному сознанию (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1980). Национально-культурная информация (фоновые знания) присутствует во многих группах слов: историзмах, советизмах и т.п., но в гораздо большей степени ею обладают имена собственные: антропонимы и топонимы.

Топонимы в этом смысле не являются простыми терминами географии: они обладают ярким культурным компонентом в своей семантике, являясь частью культуры и социального строя страны в определенную эпоху и в то же время являясь частью лексического состава языка. В топониме заложена разнообразная информация: историческая, географическая, социальная, культурологическая, лингвистическая и т.п. Являясь географическим ориентиром, топонимы параллельно выполняют еще одну функцию: в силу этимологии своих корней, мотивов возникновения, исторически сложившихся устойчивых ассоциаций и фоновых знаний географические названия являются историко-культурными вехами жизни данного общества и его языка. Всем топонимам присуща – в том или ином объеме – т.н. «кумулятивная » (Верещагин, Костомаров, 1980, 11) или «кумулятивно-страноведческая» (Горбаневский, Преснов, 1993, 6) функция.

На 2-й всероссийской научно-практической конференции «Исторические названия – памятники культуры» Е.М. Верещагиным было высказано мнение о том, что топоним может быть отправной точкой, средоточием целого ряда синхронных ассоциаций, объективирующих живое сознание членов этнокультурной языковой общности… Пучок ассоциаций реален лишь при условии достаточно длительного бытования топонима в национальной истории, а также зависит от меры значения соответствующего географического объекта для национальной культуры. В связи с этим М.В. Горбаневским была выдвинута интересная и перспективная гипотеза – понимание топонима как некоего свернутого текста. Развертывание такого текста представляет собой основу как собственно лингвистических знаний о топониме, так и экстралингвистических знаний об объекте, за которым закреплен топоним. Топоним в виде полного развернутого текста есть результат многопланового научного исследования – фиксации этимологических, нормативных, стилистических, историко-культурных, географических сведений (Горбаневский, Преснов, 1993, 7).

Все это дает возможность семантизировать топонимы с лингвострановедческих позиций, т.е. в тесной связи с национальной культурой, и свидетельствует о том, что исторические названия должны быть описаны в специальном лингвострановедческом словаре. Задача такого словаря – моделирование фоновых знаний обыденного языкового сознания, не исключающее и специальной лингвистической информации (этимологии и употребления). Подобный словарь в какой-то мере оказывается универсальным. «Отражение в слове энциклопедических, культурно-исторических и этнолингвистических сведений повышает познавательную значимость словаря» (Гак, 1988, 120). Первые опыты подобных словарей топонимов (топонимии центра России) уже есть (Подольская, 1982; Горбаневский, Преснов, 1993; Смолицкая, 1994-2002).

Одним из направлений исследования топонимов является региональная топонимика. Топонимические исследования своего региона ведутся в разных уголках нашей страны: исследуется топонимия Центра России, Севера и Поволжья, Урала и Сибири, Камчатки и Сахалина. Многие исследователи связывают изучение топонимов с историей и географией региона. Направление лингвокраеведения тесно связывается в последнее время с изучением географических названий в школе как составляющей регионального образовательного компонента (Поспелов, 1981).

Не меньший интерес представляет собой топонимия Приморья и его столицы – Владивостока. Наш регион – один из самых уникальных по своим природным, историческим, культурным и этническим свойствам. Собрать информацию о них в виде лингвострановедческого словаря и с его помощью ввести ее в общественный оборот – задача большого культурно-исторического значения.

Топонимия Приморья изучена в этом плане значительно меньше, чем в других регионах. Проблемой географических названий на Дальнем Востоке и в Приморье занимались и занимаются, в основном, историки, этнографы и краеведы (Ю.В. Аргудяева, А.И. Груздев, Н.Б. Киле, Н.Г. Мизь, В.В. Подмаскин, Л.Е. Фетисова, Ю.Н. Осипов, Э.В. Шавкунов, Ю.А. и Л.И. Сем и др.). Актуальной проблемой в настоящее время является сохранение исторических географических названий и возможность возвращения названий отдельных объектов, переименованных в 70-е годы. Ценность исторического географического названия, состоящая в том, что оно несет в себе по крайней мере три вида информации: географическую, историческую, языковую, – позволяет считать исторические топонимы памятниками духовной культуры народа (Груздев, 1992, 6). «Топонимы можно назвать зеркалом истории или даже своеобразными окнами в прошлое. Топонимы – это код исторической памяти» (Нерознак, 1991, 3).

Еще одной актуальной проблемой является необходимость составления словаря географических названий Приморья. Отечественная лексикография располагает рядом словарей географических названий нашей страны и отдельных регионов, в том числе и Дальнего Востока (Приамурья, Сахалина, Камчатки).

Ведется работа и над топонимическим словарем Приморья и Владивостока (Рублева, 1992, 2002). Такой словарь представляет собой свод разносторонних наблюдений над топонимом и может быть полезен не только как справочное пособие, но и как фундаментальное описание топонимического пространства региона. Работа над словарем включает несколько этапов: составление словника и сбор иллюстративного материала (этот рубикон уже пройден), создание собственно словаря (толково-энциклопедического, лингво-географического и историко-этимологического), а также разработка на его базе (или параллельно) учебного лингвострановедческого словаря, т.к. всякий словарь – прежде всего произведение дидактическое.

Топонимия Приморья обладает большим лингвострановедческим потенциалом, связанным с историей страны и края, т.е. экстралингвистическим содержанием, восходящим к истории, географии, искусству, фольклору, традиционному и новому быту и т. д. – иначе говоря, к культуре народа, который и называют национально-культурной (историко-культурной) информацией, или коннотацией. Топоним во всей полноте своих характеристик представляет собой как бы точку соприкосновения как лингвистического, так и экстралингвистического планов значения, в связи с чем эти коннотации (в более широком смысле) можно подразделить на национально-культурные (отражающие факты национальной культуры) и национально-языковые (отражающие специфику национального языка).

Каждый топоним, обладая достаточно сложным планом содержания, выражает групповую информацию, т.е. несет в себе принадлежность к некоей совокупности топонимов одного плана. Учитывая данный фактор, можно выделить несколько тематических групп топонимов лингвострановедческого типа.

1) Топонимы с историческим компонентом. Это названия, в которых заложен потенциал исторического страноведения.: топонимы, связанные с именами исторических лиц, названия-«мемориалы» (п-в Муравьв-Амурский, названный в честь генерал-губернатора Восточной Сибири, содействовавшего освоению и изучению края; о. Путятина, названный именем руководителя экспедиции на Дальний Восток на фрегате «Паллада»; залив Посьета, названный именем участника той же экспедиции; п-в Шкота и поселок Шкотово, названные именем командира пароходокорвета «Америка» и транспорта «Японец», участвовавшего в гидрографических работах на юге Приморья и т.п.); названия, данные в честь ученых, географов и этнографов, которые исследовали Приморье (город Арсеньев, названный по имени известного писателя, путешественника и исследователя края; село Маргаритово и река Маргаритовка, названные именем археолога, этнографа, путешественника, учителя владивостокской гимназии; пос. Венюковский, названный в честь ученого, давшего первое описание Приморского края и т.п.); названия, данные в честь наиболее известных землевладельцев Приморья (п-в Де-Фриза, бухта Федорова, п-в Янковского и др.); названия в честь участников известных исторических событий (село Баневурово, поселок Лазо, Сибирцево, Пожарское и др.). Во всех указанных топонимах (а таких очень много) коннотатирует внутренняя форма названия.

Но историческая коннотация может быть компонентом и посттопонимического значения: озеро Хасан – хасанские события 1938 года (Ты помнишь Хасан?).

2) Топонимы с географическим компонентом. Это и названия – «ассоцианты» с топонимией всей России (названия сёл Байкал, Дунай, горы Камчатка, реки Сахалинка), и названия-«переселенцы» (Астраханка, Пермское, Саратовка, Черниговка, Киевка). В них отражена связь региона со всей Россией.

3) Топонимы с природно-географическим компонентом: названия, отражающие особенности флоры и фауны региона (речка Кабарга, бухта Сивучья, поселок Тигровый, река Изюбриная, село Лимонники, Кедровая Падь и т.п.). Такие топонимы позволяют получить представление о современном или былом ареале распространения различных видов животных и растений.

4) Топонимы с православным компонентом: названия, отражающие понятия православной христианской культуры, ее традиций (бухты Преображения, Успения, Троицы, город Спасск, сёла Вознесенка, Воздвиженка, Воскресенка, Покровка и т.п.). Это названия, несущие духовную коннотацию. Духовность занимала большое место в жизни русских первопроходцев. Обустраиваясь на новом месте, они несли с собой христианскую культуру, что отражалось в названиях, данных в честь православных святых или христианских праздников. Зачастую эти названия связаны со временем географического открытия и именования (например, бухта Евстафия была открыта 28 июля 1860 года в день Святого Евстафия). К ним примыкают и топонимы, образованные от названий русских церковных понятий (река Церковная, горы Богомолка, Отшельник, Скит, Митра, Молоканка, Монашка).

5) Топонимы с социально-политическим компонентом: т.н. «идеологические» названия (бухта Комсомольская, пос. Пионерский, с. Октябрьское и др.) – их, кстати, в нашем крае немного.

6) Топонимы «военной» тематики: горы Армейская, Солдат, Солдатская, Сигнал, реки Солдатка, Дозорная, ручей Караульный, пос. Пограничный, Пластун («пластун» в ХIХ – начале ХХ века – казак сторожевых частей, отсюда и выражение «ползти по-пластунски») и т.п.. Они отражают пограничное положение края, связаны с понятиями сторожевой службы.

7) Топонимы «флотской» тематики связаны преимущественно с названими кораблей Дальневосточной флотилии (бухты Аякс, Диомид, Патрокл , Улисс и др.), в традиции которой, в свою очередь, входила номинация военных кораблей именами античных героев – вот почему их имена попали на дальневосточные берега («…И песней забытой звенят Названий античные звуки» – как сказал приморский поэт Леонид Климченко).

8) Есть топонимы с национально-антропонимической коннотацией: они несут в себе информацию о русских именах и их формах, часто устаревших, простонародных или экспрессивных, о специфике именования русских по отчеству (горы Акулинина, Сенькина Шапка, Хенина Сопка, реки Дунькина, Микула, Клашкин ключ, сёла Владимиро-Петровка, Павло-Федоровка и т.п.).

9) Можно выделить и топонимы с национально-этнографическим компонентом. Они восходят к названиям предметов русского быта, глубоко национальным, зачастую безэквивалентным (горы Малахай, Пятак, Блин, Кулебякина Сопка, село Алтыновка, река Избушка и др.).

10) Топонимы с литературным компонентом: названия, восходящие к фамилиям известных русских писателей, преимущественно названия сел (Гоголевка, Достоевка, Пушкино, Тургенево).

Следует отметить, что почти все коннотации связаны с дотопонимическим значением названия (иногда реконструируемым из словообразовательной цепочки: село Анучино – фамилия Анучин – онучи), ибо «страноведческая информация наиболее ярко обнаруживается в мотивированных топонимах» (Молчановский, 1984, 10)., хотя в редких случаях она связана и с посттопонимическим значением (станция Ласточка – коннотатирует отономастическое значение «курорт, минеральная вода», а не «птица»).

При этом нередко типы коннотаций совмещаются: так ко многим указанным прибавляется, если можно так выразиться, «фольклорная» коннотация, ибо слова, положенные в основу географических названий, нередко встречаются в пословицах, поговорках, сказках, народных приметах и т.п., которые и коннотатируют в них. Например, название горы Блин восходит к обозначению традиционного русского кулинарного изделия, которое встречается в многочисленных пословицах («Где блины тут и мы», «Первый блин комом»), загадках (например, дальнереченская – «Был клин, стал блин» – зонт, где обыгрывается плоская форма блина, послужившая, конечно же, поводом для названия горы). Подобные примеры многочисленны, что позволяет говорить о том, что фольклор, неотъемлемо связанный с народной культурой, несет в себе значительную страноведческую ценность и, пожалуй, играет не последнюю роль в номинации географических объектов; достаточно вспомнить мотивацию топонима Сенькина Шапка, обусловленную фольклорной традицией – ср. поговорку «По Сеньке и шапка» (См.: Фетисова, 1977, 48).

Лингвострановедческий словарь требует и особого метаязыка, – т.н. «изъяснения лексического фона» (Верещагин, Костомаров, 1980, 205), культурно-исторического комментария, отражающего национально-культурную информацию указанных типов. Специфика изъяснения состоит в семантизации того, что наличествует в обыденном сознании носителей языка, т.н. лингвокультурологической компетенции. Однако заложенная в топониме информация часто превышает фоновые знания даже образованного человека. Особенно это касается малоизвестных региональных топонимов. «Изложенные выше особенности топонимов и слабое обыденное языковое сознание наших современников заставляют дать в словарной статье и энциклопедические сведения, и, хотя бы кратко и популярно раскрытую, этимологию» (Подольская, 1982, 75). Следует добавить, что фоновыми знаниями можно считать не только национально-культурные коннотации, но и национально-языковые, связанные со спецификой норм русского языка, преимущественно нормативно-стилистические. К ним можно отнести особенности русского разноместного ударения, создающие вариантность употребления топонимов (Уссури и Уссури), и особенности склонения (из Андреевки – из села Андреевка), и оттопонимическое словообразование (владивостокцы и владивостокчане), и неофициальные варианты названия (Надеждинское – Надеждинка – Надега), требующие специального комментария.

Каждый тип национально-культурной информации требует и своего, особого способа его изъяснения.

Так, топонимы с «православным» компонентом нуждаются в комментарии того, почему тот или иной объект мог получить название в честь православного святого (залив Ольги, например, открытый 14 июля 1857 г., в день Св. Ольги, русской княгини, канонизированной православной церковью), а названия – «мемориалы» – краткой энциклопедической (биографической) справки о жизни и деятельности исторического лица именно в данном регионе (г. Арсеньев, например) и т.п. Способ демонстрации лингвострановедческого потенциала топонима зависит, таким образом, от его типа.

Для одних топонимов таким способом будет энциклопедическое описание – т.е. информация об объекте, с которым ассоциативно связан данный топоним. С помощью такого способа демонстрируются ассоциации, связанные с реальным историческим лицом, реальным географическим объектом или историческим событием (топонимы с исторической, географической, православной, литературной коннотациями). Например:

Булыга-Фадеево, село Чугуевского района. Названо в честь А.А. Фадеева по его фамилии и подпольному псевдониму.* Фадеев Александр Александрович (1901-1956), псевдоним Булыга, – русский советский писатель и общественный деятель, провел детские и юношеские годы в Приморье, в с. Чугуевка (в нем находится мемориальный музей А.А. Фадеева), недалеко от которого и расположено с. Булыга-Фадеево. Автор известных произведений: о партизанском движении на Дальнем Востоке («Разгром»), философско-исторической эпопеи о Приморье («Последний из удэге») и романа о подвиге комсомольцев в Великой Отечественной войне («Молодая гвардия»).

Преображения, бухта, вдающаяся в восточное побережье Тихого океана. Открыта 4 августа 1860 г. экспедицией В.М. Бабкина на шхуне «Восток» накануне праздника Преображения, в связи с чем и получила свое название.* Преображение (Преображение Господне), православный праздник, отмечаемый 6 (19) августа. Это память об одном из событий жизни Иисуса Христа, когда он, неузнанный посланец Бога, явил трем ученикам, Петру, Иоанну и Иакову, свою божественную суть. Один из самых любимых и массовых православных праздников, трогательно воспетый русским писателем И. Шмелевым: «Праздник Преображения Господня… В церкви – не протолкаться… Пахнет нынче особенным – свежими яблоками. Они везде, даже на клиросе. Необыкновенно, весело… И Господь здесь со всеми…, ему-то и принесли их…Это и есть – Преображение». (Другое, народное название праздника – Яблочный Спас).

Астраханка, поселок в Ханкайском р-не. Основан в 1866 году переселенцами из Астраханской губернии, название получил в память об оставленных местах.* Астрахань, старинный город в дельте Волги, при впадении ее в Каспийское море, речной и морской порт, областной центр… В ХУ в. была столицей Астраханского ханства.

Для других топонимов средством демонстрации национально-культурного компонента может быть толкование лексического значения слова (имени нарицательного), с которым вызваны определенные ассоциации у топонима. Мы говорим о толковании значения, т.к. это имена нарицательные, а не собственные, однако оно зачастую дополняется энциклопедическим описанием реалии, что нередко бывает и в толковых словарях. Сюда относятся топонимы с идеологической, природно-географической, этнографической, военной и др. коннотациями.

Например:

Кабарга, поселок в Лесозаводском районе, основан в 1900 г., название получил от наименования животного. * Кабарга – маленький олень, обитающий в самых глухих участках Уссурийской тайги. У самцов нет рогов, но зато сильно развиты верхние клыки. Ценится из-за своеобразной железы, наполненной мускусной массой (струя кабарги), которая используется в парфюмерии.

Комсомольская, бухта на западном берегу залива Ольги, название получила в 40-е годы ХХ века в честь первых комсомольцев, поставивших здесь свои палатки. * Комсомол – сокращенное название Коммунистического Союза молодежи, общественно-политической молодежной организации в СССР, помощника и резерва КПСС. Комсомольцы – члены этой организации, молодежь от 14 до 28 лет. Комсомольский – относящийся к комсомолу: комсомольский стаж, комсомольский билет.

Шинелка, речка (ключ) в центральной части Приморья, приток реки Арсеньевки. Название дано тигроловами, преследовавшими тигрицу с тигрятами, на пути которых попалась солдатская шинель, а затем и растерзанный тиграми ее хозяин, которого тут и похоронили, как рассказывает приморский писатель Михаил Деменок.* Шинелка – разг., ласк. от шинель – форменная длиннополая одежда военнослужащих. Приморье – пограничный край, в котором дислоцируется множество воинских частей, так что найти потерянную шинель даже в тайге нетрудно.

Ассоциации, связанные с русским фольклором, демонстрируются путем приведения пословиц, поговорок, загадок и т.п., в которых встречаются слова, положенные в основу названия топонима. Фольклорные ассоциации часто наслаиваются на другие, уже названные. Потому фольклорный комментарий сочетается с другими.

Например:

Киевка, село в Лазовском районе, основанное в 1899 г. переселенцами с Украины, названо в честь своей столицы.* Киев – город на реке Днепр, столица Украины. В IХ-ХП вв. – столица Киевской Руси. В русских летописях известен с 860 г. В п о с л о в и ц а х: Киев – мать городов русских. Язык до Киева доведет. В огороде бузина, а в Киеве дядька (о полной бессмыслице).

Ивановка, село в Михайловском районе, основано в 1883 г. Название получило от имени Иван (или фамилии Иванов).* Иван – самое распространенное мужское русское имя (от старинного Иоанн, древнееврейского происхождения, означающее «данный Богом»). Сокращенная форма: Ваня. Уменьшительно-ласкательные: Ванечка, Ванюша, Иванушка. Пренебрежительно-фамильярные: Ванька, Ваньша, Ивашка. Отчества: Иванович, Ивановна. Фамилии: Иванов, Ивановский, Ванюшин, Ивашко и др. Из-за широкого употребления стало нарицательным символом русского человека вообще (русский Иван). В с к а з к а х: Обычно главный герой русских народных сказок: Иван-царевич, Иван-дурак, Иванушка-дурачок. В п о с л о в и ц а х: Ни в городе Иван, ни в селе Селифан (ни то, ни сё). Вторичные именования: иван-да-марья, иван-чай (названия распространенных растений), ванька-встанька (игрушка-неваляшка).

Таким образом, один и тот же топоним обладает не одной, а несколькими коннотациями, требующими и разных способов демонстрации. В результате словарные статьи получаются многоступенчатыми и неоднородными. В полной словарной статье сочетаются: грамматические и стилистические характеристики, лексический и словообразовательный комментарий, энциклопедическое описание и этимологическое значение, изъяснение культурного фона. Все это и составляет национально-культурный и национально языковой лингвострановедческий потенциал топонима. Кроме того, в словаре объясняется и собственно топонимическое (географическое) значение топонима. Приведем пример полной словарной статьи предполагаемого лингвострановедческого словаря топонимов Приморья:

Троицкое, ср. (из Троицкого, в Троицком). Село в Ханкайском районе на берегу озера Ханка, основано в 1860 г., названо в честь праздника Троицы.* Троица (Святая Троица, Пятидесятница) – двунадесятый православный праздник, отмечаемый весной или в начале лета, на 50-й день после Пасхи. Это праздник рождения Церкви, день явления Духа Божия в Церкви. Символ Троицы – изображение трех ангелов (троицы) – распространенный в иконописи сюжет. Наиболее известная икона с таким сюжетом – «Троица» Андрея Рублева, ХУ века. В т о п о н и м и и: Троице-Сергиева лавра – древнерусский монастырь в городе Сергиев Посад. Распространенное название сёл в разных регионах России. В п о с л о в и ц а х: Бог любит троицу (о чем-либо возможном в третий раз), Без троицы дом не строится (говорится в оправдание третьего по счету действия).П р и м е т ы: На Троицкой дождь – много грибов. От Троицы до Успенья хороводов не водят. Ф а м и л и и : Троицкий, Троицкая, Троицын. Н а з в а н и я ж и т е л е й: троичане, троичанин, троичанка.

Текст словарной статьи может носить и произвольно-описательный характер. В этом случае используется иллюстративный материал. Например:

Муравьев-Амурский, м. (Муравьева-Амурского). Полуостров, на котором расположился Владивосток, занимая всю его территорию, – выступ азиатского материка, омываемый двумя заливами – Амурским и Уссурийским. Был открыт в 1859 г. Вот как описывает его известный писатель Вс. Крестовский, побывавший в этих местах в качестве секретаря начальника Тихоокеанской эскадры: «Из верховьев залива Петра Великого длинным языком вытянулся в море, по направлению к юго-западу, гористый полуостров, известный под именем Муравьева-Амурского. Протяжение его в длину до 30 верст, а ширина от 8 до 10, и лишь между речками Черной, текущей на запад, и Шаморой – на восток, протяжение вширь доходит до 15 верст. Он делит залив Петра Великого на две почти равные части, из коих западная называется Амурским, а восточная – Уссурийским заливом. Целая плеяда скалистых островов, между которыми остров Казакевича, или Русский, является главнейшим по величине и значению, служит продолжением той каменной гряды, которую создал из своего хребта полуостров Муравьева-Амурского». Назван тогда же в честь Н.Н. Муравьева.

* Граф Николай Николаевич Муравьев (1809-1881), генерал-губернатор Восточной Сибири, один из инициаторов освоения и заселения дальневосточных земель, в частности Амурского края, был уполномоченным в подписании Айгуньского договора о границе России с Китаем по Амуру (1858), за что и получил титул графа Амурского и соответствующую приставку к своей фамилии. Именем генерал-губернатора названа (в 1985) и одна из улиц Владивостока. В 1990 г. прах Н.Н.Муравьева-Амурского перевезен из Парижа, где он умер, во Владивосток и перезахоронен в центре города. Название Амурский – прилагательное от названия реки Амур.

** Амур – большая река, образуемая слиянием рек Шилка и Аргунь, впадает в Тихий океан, протекает по границе России с Китаем, в нее впадает главная река Приморья Уссури, из-за чего край долгое время назывался полуофициально то Уссурийским, то Амурским. (Название Амур – тунгусоязычное: от дамур – «большая река»; китайцы называют ее Хэйлунцзянь – «река черного дракона»). Название Амурский носит и залив, омывающий полуостров с запада. Именно ему посвящен известный вальс «Амурские волны» (написанный капельмейстером военного оркестра во Владивостоке М.А. Кюссом, позднее на его музыку хабаровским поэтом был написан текст, связавший его с Амуром).

Таким образом, описание топонимов требует особого, нежели в обычных словарях подхода, иных способов представления. При этом разный страноведческий материал диктует и разные приемы описания. Поэтому словарные статьи лингвострановедческого словаря нельзя кроить по единой мерке. Да это и необязательно, т.к. культуроведческая информация, нанизываясь одна на другую, в итоге оформляется в виде цельного учебного текста, который может быть использован в учебном процессе как учебный материал по региональному лингвострановедению.

Литература:

1. Верещагтн Е.М., Костомаров В.Г. Лингвострановедческая теория слова. М.: Русский язык, 1980.
2. Гак В.Г. Проблема создания универсального словаря (энциклопедический, культурно-исторический и этнолингвистический аспекты) // Национальная специфика языка и ее отражение в нормативном словаре. Сб. ст. М.: Наука, 1988.
3. Горбаневский М.В., Преснов В.П. Топонимика и компьютерная лексикография. М.: Посев, 1993.
4. Груздев А.И. Топонимика и общественно-политические процессы// Исторические названия – памятники культуры. Владивосток, 1992.
5. Матвеев А.И. Методы топонимических исследований. Свердловск, 1986.
6. Молчановский В.В. Лингвострановедческий потенциал топонимической лексики русского языка и его учебно-лексикографиеская интерпретация. Автореферат. М.,1984.
7. Мурзаев Э.М. Очерки топонимики. М.: Мысль, 1974.
8. Нерознак В.П. Движение за возвращение исторических названий // Исторические названия – памятники культуры. М.,1991.
9. Никонов В.А. Введение в топонимику. М., Наука, 1965.
10. Подольская Н.В. Лингвострановедческий словарь топонимов // Словари и лингвострановедение. М.: Русский язык, 1982.
11. Поспелов Е.М. Топонимика в школьной географии. М.: Просвещение, 1981.
12. Рублева О.Л. Топонимический словарь Приморского края // Исторические названия – памятники культуры. Владивосток, 1992.
13..Рублева О.Л. Топонимический словарь Приморья (лингвистический аспект) // От словаря Даля к лексикографии ХХ1 века. Научный сборник: материалы международного симпозиума, посвященного 200-летию со дня рождения В.И. Даля. Владивосток, 2002.
14. Смолицкая Г.П. Топонимический словарь Центральной России // Русская речь, 1994-2001.
15. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. М.: Наука, 1973.
16. Суперанская А.В. Что такое топонимика? М.: Наука, 1985.
17. Фетисова Л.Е. Из истории названия Сенькина Шапка // Филология народов Дальнего Востока (ономастика). Владивосток, 1977.

Автор: Рублева О.Л.

Источник: Россия – Восток – Запад. Проблемы межкультурной коммуникации. Материалы научно-практической конференции. 2007 г.

Тэги: Рублева О.Л., Евразия, Россия, Приморский край, специально для Toponimika.Ru


Комментарии (1)




№1 Дата: 24.06.2016 Добавил: МАРИНА

О ТОПОНИМИИ РОССИИ СКАЗАНО ОЧЕНЬ МНОГО, АВТОРЫ ПОВТОРЯЮТ ДРУГ ДРУГА, А СЛАБО РАЗОБРАТЬ ТОПОНИМИЮ СРЕДНЕЙ АЗИИ. "БЕЛЫХ ПЯТЕН" НА ТОПОНИМИЧЕСКОЙ КАРТЕ ВОСТОКА УЙМА. ЖЕЛАЮ УДАЧИ.



Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 10000 знаков)


Cтoлицa России? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск статей

Новые комменты к статьям212) 24.03.2017 Топонимика Яковлевского района
211) 23.03.2017 Топонимика Яковлевского района
210) 08.03.2017 Языковая картина мира в зеркале топонимии Владивостока
209) 04.03.2017 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
208) 26.10.2016 Армянская топонимика Москвы
207) 24.06.2016 О лингвострановедческом потенциале топонимов и о соответствующем словаре
206) 24.05.2016 Срамословие в топонимике России XV – XVI вв.
205) 07.09.2015 От Або до Ясной Поляны по карте Приморского края. Часть 3
204) 26.08.2015 Что в имени тебе моём?
203) 18.08.2015 Топонимика города Уссурийска


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новое на форуме
© 2009-2017 Toponimika.ru